Биба и Боба: рецензия на сериал «Книга Бобы Фетта»

10-01-2022 23:03 | Kilyakov.Ivan | Рубрика: Рецензии
Кадр из сериала «Книга Бобы Фетта»

На Disney+ с 29 декабря выходит новый сериал по вселенной «Звездных войн» – «Книга Бобы Фетта». О том, почему это шоу, казавшееся поначалу сомнительным дополнением к выдающемуся «Мандалорцу», на самом деле – самый аутентичный вестерн последнего десятилетия и интересное переосмысление канонов далекой-далекой галактики.

Текст: Иван Киляков
Шоураннерами сериала стали работавшие над «Мандалорцем» Джон Фавро и Дейв Филони, а также известный режиссер и соратник Тарантино Роберт Родригес. Последний «воскресил» Бобу Фетта в пятом эпизоде сериала о странствиях Педро Паскаля и малыша Йоды, и ему же доверили продолжить историю самого популярного охотника за головами. Титульную роль исполнил Темуэра Моррисон, харизматичный новозеландский актер, почему-то неиспользуемый Голливудом в полную силу. Его самым известным образом остается Джанго Фетт (отец Бобы в «Атаке клонов»), а самым значительным появлением на экране с тех пор – роль отца Аквамена в Снайдер-версе. В «Книге Бобы Фетта» потенциал актера наконец-то окончательно раскрывается – перед нами оказывается практически реинкарнация Джона Уэйна.

Сюжет «Книги» развивается в двух временных и жанровых плоскостях: в настоящем разворачивается история о власти в духе «Крестного отца», а в прошлом, показанном через флэшбеки героя, Боба оказывается персонажем классического вестерна: выбравшийся из желудка Сарлака мандалорец вынужден выживать в пустынях Татуина.

Кадр из сериала «Книга Бобы Фетта»

С первым сюжетом всё более или менее понятно: попытки Бобы и его напарницы Фэннек Шанд (Минг-На Вен) утвердиться в статусе криминальных боссов оказываются не всегда успешны, да и власть, в общем, развращает. Власть же, отнятая у империи Хаттов, к тому же, никогда не будет абсолютной: родственники Джаббы хотят вернуть татуинские владения и, кажется, не остановятся ни перед чем. Не слишком готовы оказаться под началом вчерашнего мертвеца (все думали, что Боба погиб в желудке Сарлака) и остальные серьезные люди: местный мэр предупреждает Фетта об опасностях профессии; владелица бара кланяется новому боссу, но боится совсем других сил, а сам бывший наёмник, предпочитающий ходить по городу открыто на своих двоих, с трудом отбивается от нападения ассасинов.

На фоне полуудач в качестве криминального лорда Боба мучается кошмарами о непростом прошлом, и в эти моменты сериал перестает быть проходным зрелищем и раскрывается в полной мере. История странствий Фетта в пустыне – это, прежде всего, рассказ о перерождении ковбоя. Харизма Темуэры Моррисона имеет ту же природу, что и харизма Джона Уэйна, звезды классических вестернов, но герой «Книги» оказывается помещен в совершенно иной контекст. Персонажи Уэйна ненавидели индейцев: будучи борцами за всё хорошее против всего плохого, они всегда защищали цивилизацию от «жестоких дикарей». Боба Фетт, казалось бы, должен был продолжить колониалистские войны своих предшественников, но он, вместо того, чтобы под покровом ночи вырезать весь лагерь таскенских райдеров (аналог индейцев на Татуине), включается в их культуру и начинает помогать им. И это, откровенно говоря, самый революционный ход, предложенный консервативными «Звездными войнами», за последние лет десять. Воспроизводя все классические формальные атрибуты вестерна – троп с ограблением поезда, немногословный герой, драка в салуне, конфликт цивилизации и дикарей – «Книга» неожиданно наделяет их совершенно новым содержанием, и вестерн оказывается историей не завоевания, а примирения культур.

Кадр из сериала «Книга Бобы Фетта»

Боба Фетт проходит ритуал инициации, принятый у таскенов, помогает им овладеть управлением спидеров и даже спасает от постоянных атак поезда, периодически проносящегося по пустыне. Он не смеется над чужой культурой и не ненавидит ее, а пытается понять. Создатели выбрали для такого сюжета очень правильного героя: воинственные мандалорцы ведь для сказочно-героической вселенной «Звездных войн» тоже немного чужаки. «Книга Бобы Фетта» оказывается историей о дружбе вымирающих культур: как выясняется, если у одних впереди забвение, а у других – зыбучие пески, различий остается не так уж много. Сериал с определенным новаторством ставит знак равенства между извечными врагами, с одной стороны, переосмысливая «Искателей», а с другой – продолжая их главный, но скрытый мотив. Фильм Форда, хотя и примыкает к золотому периоду вестерна, несколько глубже своих наивных предшественников: в нем режиссёр деконструировал образ ковбоя. «Искатели», оставаясь историей о героизме и надежде, показывали, что рыцарственный герой Джона Уэйна – сломленный человек, так и не вернувшийся с проигранной Югом Гражданской войны, для которого жить значит убивать. И в этой жестокости он мало чем отличается от индейцев (в колониалистских вестернах) – этой нехитрой истине и была посвящена картина Форда, ей же, хотя и в более вегетарианской версии, посвящена «Книга Бобы Фетта».

Сериал в этом контексте воспринимается как история о втором шансе: и для персонажа ковбоя вообще, и для Бобы Фетта – в частности. Родригез и Фавро снимают слой пыли с героя, развивая историю грозного наемника – он уже не просто один из самых опасных людей в галактике, но и человек, фактически воскресший из мертвых.

Кадр из сериала «Книга Бобы Фетта»

Это воскрешение позволяет говорить о «Книге» как о «Мертвеце» в сеттинге далёкой-далёкой галактики. Как и в картине Джармуша, в сериале человек, который должен был быть мертвым, но оказался живым, начинает странствие по пустынному Западу (а Татуин – это, конечно, дикий Запад) и разрушает все каноны жанра. Из просто убийцы в красивых доспехах Боба Фетт на наших глазах превращается в библейского героя. Его «Книга» начинает, в сущности, напоминать другую – Книгу Ионы. Ветхозаветная история о человеке, предавшем веру, попавшем в чрево кита, но выбравшемся оттуда, – наверное, ключевая для понимания духовного перерождения Бобы Фетта, который лишается брони, но обретает наконец человечность.

Хотя главное в сериале все-таки не его библейские и вестерновые корни, а тот совершенно детский восторг и странное волнение, которые вызывают даже самые приевшиеся сцены – понятно ведь, что титульного героя не убьют в первой же серии, но боишься за него всё равно. Способствует этому и Темуэра Моррисон, брутальный и нарочито несовременный настолько, что вряд ли он даже слышал о новой маскулинности, и при всём этом трогательно искренний. Такого возвращения в детство совсем не происходило при просмотре трилогии сиквелов, пошедших по пути блокбастеров, а не мифов. На их фоне старомодная «Книга Бобы Фетта» кажется даже некоторым откровением.
Просмотров: 740 | Комментариев: 0
Уважаемые пользователи нашего сайта! Просим вас соблюдать правила хорошего тона, когда оставляете свои комментарии. Бесполезные и содержащие нецензурную лексику сообщения будут удалены. Пользователи, повторно нарушившие правила, - заблокированы.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.