11 главных фильмов новой румынской волны

19-11-2021 | Kontar.Yaroslava | Рубрика: Из мира кино
Текст: Яся Контарь

Одним из лучших фильмов прошлогоднего Каннского фестиваля стала лента румынского режиссера Корнелиу Порумбою «Свистуны». В этом же году «Золотого медведя» на Берлинале забрала лента Раду Жуде «Неудачный трах, или Безумное порно».
Новая румынская волна — феномен, очаровавший фестивальный мир полтора десятилетия назад и продолжающий поражать своей самобытностью по сей день.

Редакция Allbestmovies рассказывает об одиннадцати примечательных румынских фильмах, вышедших за последние 15 лет, и вспоминает главных фестивальных любимчиков:

«Смерть господина Лазареску» (2005), реж. Кристи Пуйю
Впервые о румынской новой волне заговорили во второй половине 2000-х после того, как на Каннском кинофестивале в номинации «Особый взгляд» победила картина Кристи Пуйю («Мальмкрог», «Сьераневада») «Смерть господина Лазареску» — эпичная трагикомедия о ночном путешествии одинокого старика-алкоголика по бухарестским реанимациям.

Ночная одиссея умирающего героя с говорящей фамилией Лазареску охватывает время с вечера до глубокой ночи. В течении нескольких часов беспомощного старика направляют из одной больницы в другую, пока в очередной клинике его случайно не принимает доктор по фамилии Ангел. Благодаря нему, «одиночка, не вписывающийся никуда, кроме как в смерть» получает шанс.
Однако из сюжета фильма не ясно — шанс ли это на жизнь или же на посмертное воскрешение. Режиссер намеренно не показывает смерть господина Лазареску, оставляя конец открытым и предлагая зрителями самим решить своевременной оказалась помощь или нет.

«4 месяца, 3 недели, 2 дня» (2007), реж. Кристиан Мунджиу
Другим открытием Канн и уже спустя два года стала лента Кристиана Мунджиу «4 месяца, 3 недели, 2 дня». В 2007 году она получила «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля.
Холодная и депрессивная драма о незаконном аборте в в годы коммунистического режима Николаэ Чаушеску в Румынии конца 80-х стала, возможно, одной из самых страшных лент про аборт в истории кино — соседки по общежитию проводят медицинскую операцию в снятом на последние деньги старом номере дешевой гостиницы — еще и при помощи вешалки. После же Мунджу бесстрашно устремляет долгим планом — камеру на абортированный плод на полу грязной ванной комнаты, который надо, по указанию врача, «выбросить где-нибудь подальше и ни в коем случае не спускать в туалет во избежание эксцессов».

Кристиан Мунджиу и сам — «жертва» запрещенных абортов. Он родился в 1968-м, а значит, принадлежит к поколению «бэби-бумеров». Аборты были легализованы в Румынии только в 1989 году — после революции, поэтому для многих его современников «4 месяца, 3 недели и 2 дня» — «обыкновенная история», снятая в естественных интерьерах, лишенная саркастических язвительных красок — и как бы не хотелось, в это приходиться верить.
Однако Мунджу в своем фильме не просто фиксирует проблему и ее ужасающие последствия, а превращает травму персональную в травму социальную. «4 месяца, 3 недели и 2 дня» — это «фильм не про подпольные аборты», — утверждает режиссер. И хотя Мунджу ознакомил кинозрителей с такими фактами о Румынии, о которых они до каннской пресс-конференции и не подозревали, лента продвигает иную идею — идею о том, как политическое может стать личным. Сама же операция, по словам режиссера, «субъективная история коммунизма в Румынии» — подпольный социализм с человеческим лицом.

«12:08 к востоку от Бухареста» (2006), реж. Корнелиу Порумбою
В ленте Корнелиу Порумбою «12:08 к востоку от Бухареста» с момента румынской революции прошло уже 16 лет. По сюжету, накануне Рождества, в годовщину свержения режима Чаушеску, ведущий ток-шоу регионального канала готовит выпуск о том «была у них в городке революция или нет?». Логика размышлений простая: если горожане вышли на площадь до 12:08 утра — времени, когда на всех телеэкранах страны показывали убегающего диктатора — значит они тоже участвовали в великом историческом событии. Если же нет — события не было. По странному стечению обстоятельств все важные гости отказались от участия в эфире, и жалкому ведущему приходится звать двух других репрезентативных обывателей — ностальгирующего пенсионера и интеллигентного учителя-пьяницу, который революцию то ли поддержал, то ли пропил. По итогуобсуждения герои так и не приходят к выводу — было это восстание народных масс или все просто решили массово выпить на площади, или же людей на площади и вовсе не было — да это и не столь важно. Важнее, что под конец ток-шоу в эфир пробьется женщина: «Я звоню сказать, что на улице идет снег. Большими белыми хлопьями. Порадуйтесь ему сейчас, завтра он превратиться в грязь», ― а ее слова станут не только идеальной метафорой революции, но и сообщат что-то очень важное о трогательных и нелепых людях, спорящих об очевидных вещах, по обе стороны экрана.


«Хочу свистеть – свищу!» (2010), реж. Флорин Шербан
Социальная драма про юного колониста, обернувшаяся отчаянным триллером с кровопусканием, шантажом и взятием в заложники. Главный герой — 18-летний парень, отсидевший 4 года в колонии для несовершеннолетних, наконец готовится к «выпуску». Однако за 5 дней до освобождения он узнаёт, что из Италии вернулась его ненавистная мать, которая собирается увезти с собой младшего брата — единственного человека, кто ждет героя за стенами колонии. Немного подумав, герой начинает готовить побег. Параллельно в колонии появляется симпатичная студентка-практикантка, понравившаяся юноше, так что поддавшись внезапному порыву любви перед побегом, он решает взять её в заложницы, а после забрать с собой.

Несмотря на то, что Флорин Шербан в своей ленте больше в углубился триллер и мелодраму, не свойственную режиссерам «новой румынской волны», его дебют «Хочу свистеть – свищу!» все равно был обласкан призами на Берлинале-2010. Произошло это в силу того, что типичные рутинные будни и почти беспристрастно снятые реальные типажи заключенных из подростковых колоний «все же портретируют срезы и страты современного румынского общества».

«Сокровище» (2015), реж. Корнелиу Порумбою
Любимчик Канн, Корнелиу Порумбою («12:08 к востоку от Бухареста», «Свистуны») заслужил за свою бесхитростную, однако не наивную картину «Сокровище» главный приз в программе «Особый взгляд» в 2015 году. Фильм начинается со сцены, где главный герой читает своему сыну сказку о Робин Гуде — это своеобразная отсылка к истории румынской кинопрокатной индустрии 60-х годов, когда особым успехом у населения пользовались приключенческие истории и фильмы, основанные на народных легендах – например, «Лес повешенных» и «Гайдуки».
Читая историю про доблестного лесного разбойника, герой и сам постепенно начинает представлять себя Робин Гудом, как вдруг в дверь стучится сосед. В этот момент сюжет обретает неожиданную завязку, а история про то как отец читает сыну книжку превращается в историю о том, как один сосед пошел к другому занять денег, а в итоге они оба идут искать клад.

«Сокровище» основано на реальной истории друга режиссера о кладе, «будто бы где-то зарытом до прихода коммунистов в 1948 году». гротескный сюжет Порумбою трактует как «сказку с чудесными прозаическими подробностями» и как «феерию, которая позволяет ему вскрыть обыденное мифологическое сознание его сограждан и современников».

«Истерзанные сердца» (2016), реж. Раду Жуде
Отмеченный призом жюри фестиваля в Локарно, фильм Раду Жуде продолжает одиссею «румынского национального самосознания», чей новый виток задало свержение Чаушеску. Однако в отличие от соратников по «новой волне», Жуде анализирует не только события 1989 года, но и в целом выискивает «симптомы болезни в прошлом», а после рифмует «хворь западного общества» с хворью физической. Для этого режиссер обращается к одноименному роману Макса Блехера «Истерзанные сердца», где, по сюжету, в Румынии 1937-го 20-летний юноша с костным туберкулезом оказывается в приморском пансионате в ожидании излечения (или смерти) пока на фоне зарождается «туберкулез исторический».


«Сьераневада» (2016), реж. Кристи Пуйо
После своего триумфа на Каннском фестивале с трагикомедией «Смерть господина Лазареску» основоположник «новой румынской волны» Кристи Пую снял кино про поминки. Однако в Каннах в 2016 фильм, на удивление, не получил ничего.
Проблема восприятия была связана с саморазвивающимся сюжетом «Сьерыневады» и несвойственными режиссерам румынской новой волны приемам, во многом схожими с принципами «Догмы 95», где за основу бралось неспешное повествование, снятое дергающейся камерой.
Неуютное пространство, нервная обстановка, не вовремя вылезающие проблемы, некстати пришедшие люди и, конечно, политические разногласия. Все действие фильма сосредоточено на застолье по случаю 40 дней со смерти отца семейства и происходит в трехкомнатной квартире, куда большинство гостей пришло нехотя — просто потому что «надо». Как и в «Смерти господина Лазареску» Пуйо никак не украшает действительность постсоциалистической Румынии, но теперь вместо статичного наблюдения за действием героя зритель вступает в иной диалог — уже двухсторонний. Режиссер упраздняет дистанцию между экраном и зрителем, втягивая последнего в действие наравне с другими шестнадцатью персонажами, совершая таким нововведением немыслимый прорыв в румынской киноиндустрии. Эта же радикальность позже встретится и в его «Мальмкроге».


«Мне плевать, если мы войдем в историю как варвары» (2018), реж. Раду Жуде
Еще одна историческая драма Раду Жуде, еще одна история о военных преступлениях (но теперь в виде спектакля) и еще один главный приз — на этот раз на фестивале в Карловых Варах. Как уже можно догадаться, Жуде тяготеет к фильмам про исторических деталей, связанных с румынской историей. В «Мне плевать, если мы войдем в историю как варвары» режиссер использует театральную реконструкцию малоизвестных фактов Второй мировой войны, когда Румыния под руководством генерала Антонеску не просто поддерживала Гитлера, «но по масштабам решения «еврейского вопроса» была на втором месте после Германии».

Главная героиня фильма, она же режиссёрка постановки, своим спектаклем-реконструкцией хочет показать честный, по ее мнению, взгляд на историю и просит своих актеров перестать закрывать глаза на болезненные эпизоды из прошлого. В основе действия фильма лежит процесс подготовки спектакля — реконструкции, военных событий Второй мировой войны во время нахождения румынских войск в Одессе. Реконструкция простая: сначала — сражение между советскими и румынско-немецкими войсками, а затем, после победы союзников, уничтожение гражданского населения еврейской национальности. Однако сам сюжет реконструкции не так важен как сопутствующие ему ссоры, споры и разговоры, которые как раз и демонстрируют состояние «румынской мемориальной памяти».

«Свистуны» (2019), реж. Корнелиу Порумбою
Один из лучших фильмов прошлогоднего Каннского фестиваля и удивительный образец румынского кино. Корнелиу Порумбою, обладающий философской складкой и строгим мышлением, вдруг решил изменить вектор своего творчества, причем в буквальном смысле слова — улетев снимать на Канары яркий комедийный триллер о полицейском, который учит тайный язык свиста.
Однако того факта, что в фильме больше свистят, чем говорят, режиссеру былонедостаточно — для пущего отличия от традиционной румынской волны Порумбою добавил в ленту немыслимые прежде приемы : флешбэки, музыкальный беспредел в виде микса из произведений Карла Орфа, Штрауса, Петра Ильича и Оффенбаха на одной дорожке и под сингапурское музыкально-световое шоу, а также простодушные отсылки и игру с героями вместо традиционного «созерцания реальности», унаследованного постсоциалистической Румынией от дореволюционного режима. И хоть во время премьеры режиссер заявил о прощании со своим «взрослым и умным кино» — хочется надеяться, что «Свистуны» в его биографии станут всего лишь временной передышкой перед чем-то более глобальным.


«Мальмкрог» (2020), реж. Кристи Пую
В «Мальмкроге», как и в «Сьераневаде», Кристи Пую вновь делает зрителя включенным наблюдателем разговоров во время застолья и вновь дает слово интеллигенции, только на этот раз — русской, а не румынской.
В основу сюжета лег текст русского философа-мистика Владимира Соловьева «Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории», изданный в 1900 году. Для пущей высоколобости Пую выбирал марафонский хронометраж с шестью актами напряженно-интеллектуальных бесед на французском, которые в общей сумме занимают больше 3 часов — еще и с картинкой в духе голландских полотен XVII века. Интересно, что во время прошлого Берлинале Пую получил награду за режессиру «Мальмкрога», однако при этом фильм абсолютно не заинтересовал аудиторию (за исключением жюри) — все же пытка русской философией способна быстро утомить неподготовленного зрителя или же наоборот довести до отчаяния — тем более иностранного. Зато после просмотра фильма можно смело рассуждать о вкусах обновленного руководства Берлинале и его любви к маньеризму и экспериментам вне жанра.


«Неудачный секс, или Сумасшедшее порно» (2021), реж. Раду Жуде
В этом же году главную награду «Золотой медведь» Берлинале забрал Раду Жуде с его абсурдистской комедией «Неудачный секс, или Сумасшедшее порно».
«Тема моего фильма - непристойность, и зритель постоянно сравнивает так называемую непристойность банального любительского порно с непристойностью вокруг нас и непристойностью недавней истории, следы которой присутствуют во всей нашей жизни», — комментирует режиссер.
Действительно, даже искушенному зрителю, привыкшему за последние десятилетия к активной эмансипации секса в кино, первые минуты с откровенным хоум-видео со школьной учительницей истории могут показаться перебором. Можно было бы предположить, что таким образом режиссёр прощупывает почву, проверяет границы дозволенного, ну, или попросту эпатирует, однако ничего подобного дальше в фильме уже не будет, разве что короткие эпизоды с минетом в середине ленты. Немного шокировав зрителей первыми кадрами, Жуде переключается на обличение пороков румынского общества и начинает серьезную дискуссию о шейминге, телесности, личных границах, социальной стигматизации и лицемерии румынских консерваторов.
Впрочем, логику Раду Жуде можно понять: откровенная трехминутная сцена в экспозиции служит отличным началом диалога со зрителем — своеобразным тестом на отсутствие ханжества и открытость к важному разговору. И если проверка успешна пройдена, то перед ним открывается великий и могучий «Короткий словарь анекдотов, знаков и диковин», а режиссер в свою очередь начинает анализировать двойные стандарты современного общества, где под «С-Семья» вместо доброй лубочной картинки счастливых детей и их родителей появляется фотография мальчика с исполосованной шрамами спиной, а после поднимается тема домашнего насилия в современной Румынии. Также знакомство с алфавитом подкрепляется и другой информацией, например, официальной статистикой, где на первом месте среди слов, которые ищут в румынских онлайн-словарях, оказывается «минет» (к слову, второе занимает «эмпатия»).


С другими материалами по теме можно ознакомиться здесь.

Просмотров: 81 | Комментариев: 0
Уважаемые пользователи нашего сайта! Просим вас соблюдать правила хорошего тона, когда оставляете свои комментарии. Бесполезные и содержащие нецензурную лексику сообщения будут удалены. Пользователи, повторно нарушившие правила, - заблокированы.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.