«Дивный новый мир» после Хаксли: все очень счастливы?

28-07-2020 20:28 | denis-egorov | Рубрика: Рецензии
Текст: Елизавета Сидоренко

С 16 июля на КиноПоиск HD

«Индра разъединил Небо и Землю, которые пребывали до этого в неразделенном единстве, сотворил облик мира с его атмосферой, солнцем, горами, реками и пр». Ригведа II, 15. К Индре

«Дивный новый мир» после Хаксли: все очень счастливы?


Божество Индра правит государством, где нет места грусти, печали и смерти. Оно защищает жителей от зла, которое может помешать человеческому счастью и процветанию. Люди живут ради получения физической и ментальной радости. «В опьянении сомой Индра совершил эти подвиги». Волшебный напиток сома вдохновляет и оставляет в многогранной жизни только одну сторону, наполненную беспечностью и безусловным счастьем.

Создатели сериала «Дивный новый мир» интегрировали поклонение индийскому божеству в технологическое и практическое будущее. Индра стала системой наподобие всевидящего ока, а сома – синтетическим наркотиком счастья. Так разумность и рациональность стали негласной основой общества Нового Лондона. Неопределенность перестает быть неотъемлемой частью самоидентификации. За человека уже все выбрали на этапе искусственного оплодотворения: к какому классу он принадлежит, чем будет заниматься и с кем общаться. В системе Индры все предопределено. «Бог не играет в кости». Или все же играет и жульничает? Даже в идеальном мире, созданном божеством-программой, рано или поздно по теории энтропии начинают появляться прорехи. Так же как нельзя вернуть зубную пасту в тюбик или разделить пюре и соус, нельзя полностью избежать хаоса и беспорядка. Потребление, общность и одинаковость в основе системы Дивного нового мира в теории компенсируют баланс энтропии: все члены общества обмениваются и распределяют энтропию вокруг себя. Поэтому уединение и моногамия неприемлемы в мире, где все должны делиться между собой энергией и сексуальными партнерами. Однако создатели сериала дают понять, что даже такая продуманная система стремится к разрушению. Даже сома не может сопротивляться законам термодинамики.



Роман Хаксли интерпретирует неутешительные прогнозы автора на будущее, которое состоит из консьюмеризма, «общности, одинаковости, стабильности». Сериал хоть и является аллюзией на антиутопическое произведение, но становится обновленной его версией с новыми акцентами. Проще сказать, что от Хаксли осталась только рамка и несколько диалогов. Создатели вычеркивают из сценария расизм и сексизм, разбавляя сюжет авангардными сценами оргий, рейвами и общением в виртуальной реальности. Принцип «одинаковость и стабильность» уже является прописной истиной, о которой не нужно напоминать. Главным принципом общества в Новом Лондоне становится отсутствие моногамии и личного пространства, а материнство и отцовство приравнивается к грехам: «никакого уединения, никакой семьи, никакого единобрачия». Люди живут ради удовольствий, им не нужно задумываться о своем месте в жизни, планах на будущее. Основным источником удовольствия является сексуальное наслаждение, которое подкрепляется действием сомы. Дядюшка Фрейд радостно потирает ладони. Все очень счастливы.



Логично предположить, что в мире дикарей, наоборот, все очень печальны. Дикие земли – это парк развлечений для альф и бет, где обычные смертные разыгрывают сценки из времен «до нашей эры», когда люди еще вступали в брак, убивали друг друга и молились Богу. Несмотря на то, что зритель видит два полярных мира, он сразу не определяет границу правильного и неприемлемого. В диких землях люди не становятся более свободными, вместо сомы можно просто напиться, а если ты мойщик машин, то, будь добр, не возникай. Кажется, что миры по обе стороны ограды отличаются только декорациями, и Новый Лондон даже выигрывает (хотя бы по части санитарии и вида из окна). Классический сюжет о неизбежных и пагубных изменениях в будущем преобразуется в адаптированную историю о саморазрушении, где мораль и поучение уходят на второй план. Другими словами, «Дивный новый мир» представляет собой скрытую версию утопии, прикрытой антиутопией. Интерпретировать можно и в обратную сторону. Создатели сериала избегают жестких условностей и сглаживают границы между, казалось бы, противоположными сторонами: закаленным дикарям чужда жалость и сострадание, в то время как альфы, беты и другие касты Нового Лондона способны испытывать неподдельные эмоции, когда действие сомы заканчивается. Порой чувства настолько экспрессивны, что драматизм превращается в пафос. И дело не в игре актеров, а в создании искусственного образа эмоционального человека, который по своей природе не способен испытывать подобные ощущения.



Идея сериала не покажется новаторской, но она и не должна быть таковой. Хотя бы потому что имя Олдоса Хаксли все еще можно найти на книжных полках. На протяжении просмотра сезона постоянно хочется проводить параллели с другими утопическими сюжетами по типу «Мира дикого Запада», «Черного зеркала» или «Бегущего по лезвию». И это говорит не о тривиальности самого сериала, а об удачном внедрении (анти)утопических мотивов в киберпанк. Все-таки создателям удалось задеть главную чувствительную струну современности. И консьюмеризм, и та самая «общность» входят в Дивный новый мир развлечений. За предание праздности вы можете получить и кнут, и пряник на ваше усмотрение. Все очень счастливы.






Просмотров: 434 | Комментариев: 0
Уважаемые пользователи нашего сайта! Просим вас соблюдать правила хорошего тона, когда оставляете свои комментарии. Бесполезные и содержащие нецензурную лексику сообщения будут удалены. Пользователи, повторно нарушившие правила, - заблокированы.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.