«Она сердится»: зачем смотреть интерактивный российский триллер

12-12-2019 13:42 | denis-egorov | Рубрика: Рецензии
С 4 декабря на платформах iOS и Google play

Текст: Кирилл Краснов

«Она сердится»: зачем смотреть интерактивный российский триллер

После выхода интерактивного эпизода «Чёрного зеркала» на любые эксперименты с «диалогом» зрителя и экрана смотришь скептически. Интерактивный формат в кино становится массовым явлением, а разветвлённый нарратив с вариацией концовок, зависящих от решения зрителя, – очередным заманчивым, но неприхотливым развлечением. На интерактивном кино пора бы выжечь клеймо аттракционного зрелища, которое норовит посадить тебя на место и не отвлекаться на окружающую реальность – таким же уровнем эскапизма обладают разве что компьютерные игры. Считается, что они-то и подтолкнули авторов кино вовлекать зрителя в действие. Однако всё было с точностью да наоборот. Зависящее от игрока развитие сюжета – приём, перекочевавший в игровую индустрию из кино, а точнее, из чёрной комедии «Киноавтомат», снятой в эпоху чехословацкой «новой волны» (1967 г.)


Любопытно, что в России интерактивный формат поначалу избрал другой путь: он использовался в интернет-сериале «Всё сложно» с остросоциальной темой о проблеме ВИЧ. Экспериментировать с новым способом рассказывать истории Антон Уткин и Наталья Покровская начали (простите за оценочное суждение) более гуманно: поучительное вместо потребительского, злободневное вместо развлекательного. На людей, привыкших к дистанции, подобное взаимодействие с кино оказывает благотворный эффект: с помощью интерактива можно не только наладить близость с непростой темой, но и почувствовать себя частью истории. Во многом поэтому у интерактивного жанра большие перспективы в образовательных проектах.


А с дивертисментом в отечественном кино всегда были специфические отношения, поэтому и интерактив в нём зародился чуть позже: например, в виде триллера «Она сердится» российско-казахстанской инди-студии Rhinotales. Будучи пионерами в жанре, создатели фильма берут на вооружение более-менее отлаженную в зарубежных индустриях модель сторителлинга: зритель следит за одним из героев и в каких-то моментах принимает за него решения, которые по эффекту бабочки ведут к тем или иным последствиям.


Изначально авторы выпустили фильм на игровых платформах – и это, с одной стороны, обоснованное решение. Геймерам намного привычнее выбирать что-то за персонажа, чувствуя себя частью процесса. Однако фильм даже с учётом геймификации остаётся логично связанным набором кат-сцен, довольно утомительных именно для игрока, а не зрителя. И вроде бы самый очевидный вариант решить эту сложность – выпустить приложение. Но лишь отчасти оно гарантирует успех: пользователи приложений отличаются от классических зрителей своей мобильностью, неусидчивостью и постоянством потребления контента. И всё же для создателей подобного кино ресурсы, мягко говоря, ограничены, пока плеер YouTube и прочих стриминговых сервисов не имеет полноценной, доступной, а потому массовой формы интерактивности.


Если же не брать в расчёт технические (а, может, и концептуальные) тонкости, «Она сердится» – неплохой отечественный контрвыпад, пускай и созданный по западным лекалам. Девушка-детектив заявляется в ночной клуб в сопровождении напарника, чтобы отыскать убийцу, который пытается скрыться с места преступления. Задача зрителя – помочь выбраться преступнику, чьи мотивы изначально неизвестны. Проходя через тёмные коридоры, подсобки, кухню, кабинеты, мы вместе с таинственным убийцей, который расправляется с охранниками на раз-два, пытаемся выбраться наружу. В зависимости от того, куда свернуть, кому надрать задницу, а от кого сбежать, прячась под столом с раскалёнными фритюрным маслом, меняется финал фильма: он может окончится хэппи-эндом, а может кровавой бойней. Концовок всего четыре.


За 35 минут прохождения нельзя не отметить творческую свободу, с которой молодой режиссер и автор сценария Евгений Пузыревский показывает развитие событий: стремительно из триллера в режиме стелс произрастает зубодробительный экшн с литрами брызжущей крови. Но как бы это ни было непринуждённо, забывается такое кино быстро. Вместо полноценной истории – обрывки, едва ли складывающиеся в общую картину с предысторией и внятным заключением. И вроде бы так и надо, но ощущение «поиграл и бросил» не даёт покоя: когда Стивен Содерберг создаёт полноценный интерактивный сериал «Мозаика», а «Брандашмыг» заставляет действительно включаться в происходящее, любого рода эксперимент наподобие «Она сердится» кажется игрушкой. Причём не той, что хранишь в укромном местечке и достаёшь полюбоваться, а нелюбимой, которая быстро приедается. Возможно, связано это с тем, что интерактивность должна быть не самоцелью, а дополнением к замыслу фильма, неким вспомогательным средством, позволяющим шире или глубже взглянуть на происходящее. Впрочем, для экспериментальных жанров работа с формой, а не содержанием – типичное явление. Для дебютов тем более. Какое развитие ждёт новую студию, пока неясно, но оно точно будет: в ближайшие годы Rhinotales выпустит ещё несколько интерактивных проектов.

Просмотров: 492 | Комментариев: 0
Уважаемые пользователи нашего сайта! Просим вас соблюдать правила хорошего тона, когда оставляете свои комментарии. Бесполезные и содержащие нецензурную лексику сообщения будут удалены. Пользователи, повторно нарушившие правила, - заблокированы.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.