О пауках и людях: три киноверсии «Человека-паука»

12-06-2021 | Kilyakov.Ivan | Рубрика: Из мира кино
К дню рождению Тома Холланда наша редакция вспоминает три версии Человека-паука, одного из самых популярных героев кинокомиксов. Об истории вины в фильмах Рейми, мелодраматизме фильмов Уэбба и удачности ромкома с Холландом – в нашей статье.

«Человек-паук». Трилогия (Spider-Man, 2002-2007)
Режиссер: Сэм Рейми
Текст: Иван Киляков

Первый фильм о дружелюбном соседе стал также и одним из первых уже современных фильмов о супергероях и их извечных тяготах борьбы. «Человек-паук» при этом почти не устарел и во многих аспектах превосходит любой современный супергеройский фильм.

Трилогия Рейми балансирует между жанрами: это и ромком, и роман воспитания, и эпик о добре и зле. Простая завязка и нехитрый сюжет: мальчику нравится девочка, а девочке, кажется, нравятся крутые парни. Питер Паркер многим хорош, но крутым его не назвать: нелепые очки, вечная беготня за школьным автобусом и милая наивность ботаника. Но вот наступает день Х: выпускной не за горами и порядком всем поднадоевшие в своем статусе школьники отправляются на экскурсию в научный центр. Из развлечений там разве что аквариумы с пауками. По чистой случайности один из них оказывается пустым, а паук нависает прямо над Питером, но тому не до него: Паркер фотографирует Мэри Джейн.

О пауках и людях: три киноверсии «Человека-паука»

В одном кадре показывается вся жизнь главного героя. В его руках камера (ей он будет зарабатывать на жизнь), в камере ЭмДжей (ромком), а над ним, нарушая идиллию ромкома, паук – рок, злой или добрый, прямиком из античной трагедии. Паркеру, как Арахне, всю жизнь плести паутину, на которую сама его жизнь и станет похожа. Все перепутается и все переменится, а в какой-то момент Питер и сам как муха будет крутиться в сотканной им же ловушке.

Паук укусит Паркера и тот станет – шок – Человеком-пауком. Проблемы со зрением пропадут, появится пресс и паутинка из рук: из обычного неудачника Питер станет супергероем, хотя, как водится, сам поймет это не сразу. Вначале он побьет задиристого одноклассника, покрасуется перед ЭмДжей, отдалится от тети и дяди – становление человеком-пауком не просто переход в мир мифического, это прежде всего достаточно лобовая метафора взросления. Осознание Питером способностей примерно совпадает с выпуском из школы, драка с хулиганом в коридоре на глазах у одноклассников – почти что обряд инициации. Из мальчика Паркер становится мужчиной, и выбора ему никто не дает. Теперь ему отвечать за свои поступки – жестокие или милосердные, добрые или злые – он переходит во взрослый мир, но тот не встречает его с распростертыми объятиями.

Но часть еще школьных проблем с ним остается тоже. ЭмДжей он любит давно и, кажется, надолго: помнит даже, кого она играла в постановке в первом классе. Девочка по соседству, недоступная одноклассница – какие еще штампы нужны, чтобы понять окончательно: перед нами ромком. Его незатейливость искупается пронзительностью: пусть к химии между Тоби Магуайром (по любым меркам староватого для роли паучка) и Кирстен Данст есть вопросы, но их отношения все равно заставляют сопереживать. Герои постоянно на грани, в шаге от счастья, но и в шаге от падения – в случае ЭмДжей вполне буквального. Ведь главную любовь Паука все три его (очень оригинальных) противника в каждом фильме используют как приманку.


И даже когда кажется, что Питер и ЭмДжей достигли, наконец, счастья, всё переворачивается с ног на голову. Рейми показывает нам как паттерны ромкома не выдерживают столкновения с историей о моральном императиве супергероя. Эти два жанра вообще сложно состыковать – единственный удачный пример как раз «Человек-паук» – и из событий трилогии становится ясно, что это неспроста. И любовь, и супергерой, каждый в своем жанре, должны по канонам преодолеть все, а оказываясь в рамках одного фильма, должны преодолеть друг друга. Эта чисто техническая путаница выражается в невозможности для Питера быть просто счастливым. В первом фильме любовь вопреки ожиданиям не преодолевает всё – жизнь супергероя оказывается одним сплошным самоограничением. Закончись история Паркера на первом фильме, это была бы образцовая трагедия.

Но продолжение подарило надежду и стало идеальным синтезом ромкома и кинокомикса: постоянные преграды, возникающие на пути героев, оказываются преодолимы, а настоящее чувство не заглушить ничем – даже помолвкой с местным Гагариным. Картина оптимистична и в том, что Питер признается во всем ЭмДжей, только когда спасает её, реализуясь как супергерой. Две стороны его личности и его жизни соединяются в одном – хэппи энде с жизнерадостной Кирстен Данст.

Все рушит третья часть, «Враг в отражении», которая показывает, насколько иллюзорен хэппи энд классического ромкома. Оборви Рейми повествование на втором фильме, и мы получили бы классическую историю о герое и прекрасной даме, будь они неладны со своим «Долго и счастливо». Но он (и продюсеры) не остановились, и третьей части суждено было заглянуть за неприступную ранее грань. А что же было в этом «Долго и счастливо»? Что ж, было ужасно. Как показывает картина, титры хэппи энда не решают проблем героя: Питер все так же разрывается, а ЭмДжей пытается стать актрисой. Героев ждут неудачи и надежды, успехи и падения – все то, что мы привыкли считать неизбежным счастьем в будущем, оказывается вечным сопротивлением обстоятельствам, которое не кончится, кажется, никогда. Инопланетный паразит, человек из песка, конкурент на работе и друг с летающим самокатом и жаждой мести, – легче жизнь Человека-паука не становится.

И третий фильм неожиданно учит нас, что жить значит сопротивляться. Обстоятельствам, неудачам, а главное – самому себе. Шутка ли, на треть фильма главный герой оказывается главным злодеем, а картина посвящена моральному разложению человека на вершине: чем выше поднимался Питер, тем больше понемногу терял себя. Рейми показывает также, что избавленный от чувства вины в связи с гибелью дяди, освободившийся от мук совести – Человек-паук теряется. Императив, кажется, не работает, а ощущение греха не удерживает. Он балансирует у бездны и вот-вот упадет. И именно поэтому жить значит сопротивляться, а ключевая сцена фильма – Питер Паркер буквально разрывающий себя на части в колокольне.


О том же и монолог тети Мэй которая просто и уверенно говорит, что городу нужен Человек-паук, потому что он учит нас не сдаваться, жить и умирать с достоинством. Тетя Мэй не просто воодушевляет Питера, но и описывает смысл всякой хорошей супергероики. Да и всякого, в сущности, хорошего кино. «Человек-паук» со всей своей наивностью, не перепрыгивающий потолка простых, но важных истин, это именно что хорошее кино. А большего и не нужно.

Новый Человек-паук (The Amazing Spider-Man, 2012, 2014)
Режиссер: Марк Уэбб
Текст: Татьяна Еремичева

После оглушительного успеха оригинальной трилогии с участием Тоби Магуайра многие сомневались в состоятельности новой версии, выпущенной спустя 10 лет. Бесспорно, для начала нулевых первые фильмы производства Марвел стали событием. Однако в общую картинку киновселенной с трудом укладывался неуклюжий Паркер, который выглядел не как выпускник школы, а скорее, как взрослый, так и не переболевший подростковой фазой заядлого гика, для которого побывать в любимых комиксах было в той же степени круто, что и выплатить кредит. Поэтому реализация горячо любимой истории о Паучке с Эндрю Гарфилдом в главной роли смогла приблизить фанатов к оригинальному концепту, не упустив при этом эстетики фильмов 2010-х.


Несмотря на сравнительно небольшую популярность дилогии, можно смело выделить ее на фоне других франшиз. Каждое прочтение истории о человеке, которого укусил радиоактивный паук, органично вписывается в контекст времени, а каждое поколение соответственно выбирает наиболее подходящего ему героя. По мере смены эпох у детей появляются новые увлечения, им начинают нравиться другие селебрити, тем самым, в глазах подросших зумеров Зендея воспринимается как идеальная альтернатива для Мэри Джейн, а не зажигательный ребенок из «Танцевальной лихорадки». Поэтому, когда эпоха пионеров в сфере спецэффектов и бутафорской паутины канула в лету, логично было ожидать кого-то более подходящего запросам нового общества. Другой мальчик с не менее милым лицом, его очаровательная первая любовь, тетя Мэй, больше похожая на тетю, чем на бабушку, и злодеи-гуманисты – «Новый Человек-паук» смог идеально подстроиться под запросы зрителей десятых и бодро продолжить жизнь одного из самых популярных персонажей Марвел.

Помимо сменившейся эстетики можно также отметить игру с жанрами: в фильмах по комиксам появляются задатки весьма качественной и до боли слезливой мелодрамы, сразу выделяя картину на фоне остальных комедийных экшнов. Кроме того, Марк Уэбб предлагает всем тру-фэнам паучка альтернативную версию его любовного интереса, смещая фокус с настрадавшейся Мэри Джейн на Гвен Стейси (Эмма Стоун), которой изначально было отдано сердце парня.


То ли чересчур искренний каст, то ли панорамные виды закатного Нью-Йорка под отборные треки 2010-х, но одно остается ясным – дилогия о «новом» Человеке-пауке внесла неоценимый вклад в фильмографию прошлого десятилетия. А если вас заинтересовал Эндрю Гарфилд, спасающий мир в роли неудачливого школьника в очках, то самое время отправиться в кино на его новую работу «Мейнстрим», где тот продолжает борьбу, получив в противники не гигантских ящеров, а лайки и просмотры.

«Человек-паук»: «Возвращение домой» и «Вдали от дома» (Spider-Man, 2017-2019)
Режиссер: Джон Уоттс
Текст: Иван Киляков

После, очевидно, полуудачных фильмов с Гарфилдом, в которых авторов больше интересовала слезливость мелодрамы, чем сюжетное развитие противников человека-паука, последовали фильмы о Питере Паркере в исполнении Тома Холланда. По сравнению с тридцатилетним Гарфилдом Холланд – практически идеальное попадание в возраст героя комиксов, который, в общем-то, никогда не был второгодкой, хотя раньше и могло показаться иначе. Они серьезно отличаются от предыдущих тем, что включены в часть гигантской киновселенной Marvel. Паучок теперь технологичный и всегда немного на подстраховке. До больших игроков ему расти и расти: Тор спасает мир. Железный человек спасает галактику. Капитан Америка спасает всех. Питер же толком и летать не научился (ЭмДжей не оценила, по меньшей мере). В мире больших героев и серьезных дел дружелюбный сосед невольно теряется: он еще в «Мстителях» был пятым колесом, а потом и подавно. Экзистенциальный кризис героя (ему в фильмах посвящено минут 5) при большем внимании мог бы стать неожиданным мотивом для супергеройского кино: одноклассники не обращают внимания на странноватого ботаника, а мстители смотрят свысока. Даже в его костюме, подаренном Тони Старком, в первой части установлен режим «ходунки».


В «Возвращении домой» Питер оказывается школьником, который после школы каждый день понемногу помогает горожанам. Не потому что у него серьезные травмы, а потому что ему просто очень нравится быть человеком-пауком. В сущности – хорошим человеком. Что стоит за этим: желание всем помочь, стремление быть важным? (Ведь просто так в маске по небоскребам прыгать не станешь) – эти вопросы встанут перед ним во втором фильме. Пока же Питер просто старается выжить в большом мире и решить свои проблемы: ведь одноклассница сама к себе не подкатит (там, правда, не все так просто). «Возвращение» примечательно фигурой злодея – почти что марксистского революционера, сыгранного прекрасным Майклом Китоном.

Между первым и вторым фильмом прошло чуть больше пяти лет – столько длился «Blip», итог вторжения Таноса. На пять лет Питер, ЭмДжей и их друзья исчезли, а вернувшись, оказались в совершенно другом мире. В нем не осталось места простым решениям и безоблачному будущему: террористы хотят вернуть все, как было («Сокол и Зимний Солдат»), Ванда пытается жить со своей трагедией («ВандаВижен»), а Ник Фьюри (С. Джексон) разыскивает новых мстителей. Без молодой гвардии никуда, ведь старые боги умерли или (как Тор) не обещали вернуться.

Паркер понимает, кому и зачем он нужен, а также то, что новым Железным Человеком ему не быть. А потому хочет пожить спокойно – поехать в Европу с классом, признаться ЭмДжей в чувствах на вершине Эйфелевой башни (романтично) и вообще отдохнуть от постоянной ответственности. Он игнорирует звонки Фьюри, а у того – важное дело: землю атакуют элементалы (это великаны разных стихий), и никто не понимает, что происходит. Никто кроме таинственного супергероя со сферой на голове. Мистерио (Джилленхол) на руку нечист, но обаятелен, а потому в доверие ко всем втирается быстро – легко обмануть тех, кто обманывает себя сам.


«Человек-паук: Возвращение домой» – фильм затянутый (2 часа можно уложить и в 1,5) и неровный: крайне удачные эпизоды в нем соседствуют с откровенно стыдными. И все же у него есть свое обаяние: ЭмДжей в исполнении Зендаи представляет свежий взгляд на героиню (правдорубка вместо уклончивой Данст), а сам Холланд играет очень искренне. Вместе они разыгрывают средней пошлости ромком (с очень хорошей сценой в опере), что уже большая победа для вселенной Marvel, которая на эту территорию заходит редко и с апломбом.

Главный конфликт фильма не тянет на манифест поколения Z, но однозначно для него важен: Паркер пытается выйти из тени отцовской фигуры, решает быть или не быть супергероям, а главное пытается понять, зачем. Ведь людей со сверхспособностями в мире хватает и без него. Где-то там летает обновленный Сокол, с тоской в глазах вспоминает прошлое Баки, учится магии Ванда… Бесконечный ряд супергероев стоит на защите Земли, и совершенно непонятно, для чего нужен еще один. Перед Паучком-Магуайром такой вопрос стоять не мог: он для своего Нью-Йорка был единственной надеждой, а для тети Мэй – единственным утешением. Сейчас же тетя Мэй встречается с Хэппи, старым другом Тони Старка, а Нью-Йорк, как и Лондон, как и Прагу есть кому спасать. Все сводится к тому, зачем нужны мы, если все великое уже придумали?


Фильм при всей понятной ориентированности на фанатов показывает и темную сторону вселенной: ведь когда количество героев буквально неисчислимо (все видели «Финал»), ценность каждого из них девальвируется. Питер рискует быть косплеером Железного человека, а ценность его способностей и талантов оказывается неочевидной. Зачем отказываться от обычной жизни и ее радостей, если все уже сделали без тебя? На этот вопрос Паркеру еще предстоит ответить: сейчас же он сомневается, мечется и не знает, нужен ли кому-то весь его жизнерадостный маскарад. И в этом его отличие от героя Магуайра, который, единожды выбрав для себя императив, уже и не мог от него отказаться. Персонаж Холланда же существенно инфантильнее: отсутствие внутреннего надлома, характерного для прошлых пауков, периодически ощущается в нем очень остро, но, возможно, в этом и весь интерес. Можно ли быть супергероем без постоянного чувства вины, а хорошим человеком – без такого уж глубинного конфликта.

Просмотров: 339 | Комментариев: 0
Уважаемые пользователи нашего сайта! Просим вас соблюдать правила хорошего тона, когда оставляете свои комментарии. Бесполезные и содержащие нецензурную лексику сообщения будут удалены. Пользователи, повторно нарушившие правила, - заблокированы.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.