«Звездные войны»: от худшего фильма к лучшему

04-05-2021 | Kilyakov.Ivan | Рубрика: Из мира кино
Текст: Иван Киляков

4 мая – день «Звездных войн». Дата была выбрана из-за созвучности «May the forth» с культовым джедайским напутствием из космической саги: «May the force be with you» (Да пребудет с вами сила).

«Звездные войны»: от худшего фильма к лучшему

«Звездные войны» уже более 40 лет остаются одним из главных образцов космической фантастики и совершенно точно главным космическим мифом. Если в первом жанре конкуренты саги – «Стартрек», «Космическая Одиссея: 2001» и даже «Солярис», то как миф история о джедаях уникальна.

«Звездные войны» – сага со сложной структурой: в конце семидесятых вышли три эпизода о Люке Скайуокере. Двадцать лет спустя – о его отце. А еще через десять лет – уже о младшем поколении. Разрастаясь, фильмы затрагивали все новые и новые темы. Начавшись с подражания самурайским фильмам Куросавы, картины создали свой собственный стиль, в котором с переменным успехом снимают фантастику и сейчас. Приветы оригинальной трилогии можно увидеть повсюду: от фильмов Marvel до «Теории большого взрыва».

Наша редакция, пересмотрев все три трилогии «Звездных войн», с трудом, но расставила эпизоды от наименее к наиболее удачному.

IX «Звездные войны: Скрытая угроза»
Самый неоднозначный эпизод «Звездных войн», с которого началась вторая трилогия. Картина показывает хронологически первые события в истории семьи Скайуокеров. Главная проблема в том, что фильм сюжетно и стилистически перегружен: на шатком фундаменте фанатской любви развиваются три неравноценные сюжетные линии.


В первой два джедая, учитель и ученик (классический троп), пытаются разрешить тяжелую политическую ситуацию на богатой, но преимущественно природными ресурсами, планете Набу. Она входит в состав Республики (галактического государства), но взята в экономическую блокаду могущественной корпорацией. Вторая линия посвящена мальчику-рабу, которого двое джедаев нашли на пустынной планете, где совершили вынужденную посадку. Третья посвящена политическим событиям, на фоне которых весь этот бардак происходит. Республика, некогда богатая и могущественная, находится на грани распада: планеты хотят выйти, а сенат (центральный орган) – коррумпирован и беспомощен.

Картина увязает в мелких деталях, незначительных поворотах и фриковатых героях (Джа-джа Бинкс), хотя есть в ней и выдающиеся моменты. Прежде всего – дуэль Квай-Гон Джинна и Дарта Мола, джедая-учителя и таинственного ситха. Их поединок – центральный момент фильма, в котором сходятся все его сюжетные линии: политическая (за и против Республики), мистическая (скрытая угроза стала явью) и героическая (от исхода дуэли зависит судьба юного Скайуокера).

VIII «Звездные войны: Пробуждение силы»
Неплохой и ладно скроенный фильм – крепкий середнячок и солидный мейнстрим, но пугающе не оригинальный. Сюжет «Пробуждения силы» недвусмысленно перекликается с «Новой надеждой», первым фильмом саги. Его вызывающая вторичность объясняется постановкой Джей-Джея Абрамса – режиссера-гика. Он неплохой ремесленник, но ключевые проекты этого автора – ремейки. От более удачного «Стартрека» до менее удачных «Звездных войн». Интересно, что к обоим фильмам Абрам применил один метод, присвоив им логику коммерчески успешных блокбастеров. Но если «Стартреку» – колониальной истории с налетом научпопа – такая парадигма изначально не чужда, то со «Звездными войнами» она сыграла злую шутку.


Тем не менее, в «Пробуждении силы» много хороших моментов: возвращение Хана Соло, сражения, воспоминания и попытки самоопределения героев. Фильм примечателен неожиданными находками, главная из которых в том, что один из главных героев – штурмовик-дезертир. Сцена, в которой он снимает шлем, совершенно иначе расставляет акценты в отношении противостояния плохого Первого ордена и хороших повстанцев: у безликих солдат появляются лица и чувства.

VII «Звездные войны: Восход Скайуокеров»
Финал «Звездных войн». Этим эпизодом закончилась, вероятно, навсегда история семьи Скайуокеров. У этого фильма множество недостатков, но о них и так написано достаточно, поэтому мы решили сконцентрироваться на хорошем.


Открывается «Скайуокер. Восход» сценами из жизни бойцов Сопротивления и обучения Рей. Она постигает пути силы и пытается познать мудрость джедаев. В медитациях юная Рей стремится услышать голоса великих мастеров прошлого. Но никто не говорит с ней, и это перекликается с темой молитв, на которые нет ответа, как у Скорсезе в "Молчании". Именно глубинное молчание и мучает героиню, которая отовсюду слышит, что ее знают. Но знают ли? Во взгляде Рей читается попытка понять себя, а по всей галактике тем временем разносится голос Палпатина (что-то в духе "Скучали по мне?"), который и не умирал вовсе, а ждал подходящего момента, чтобы вернуться.

Картина распадается на ряд эпизодов, поскольку за два часа авторы стремятся свести воедино все нити сюжета и залатать все его дыры. Фильм ценен попыткой дать каждому из героев его лучший момент: камбэк Хана Соло и Лэндо Калриссиана, печальное прощание культового дроида С-3РО и, конечно, финал – трогательный и пафосный одновременно.

Фильм совмещает в себе две парадигмы: коммерческого блокбастера и мифа. От первого в нем фантастически быстрое развитие сюжета, от второго – неожиданно ревизионистские сцены. Так, в одной из них команда повстанцев сталкивается со змеем, стерегущим выход. Но вместо классической схватки со змием, в которую вступил бы мужской герой в мировой культуре (Беовульф, Зигфрид или Гарри Поттер), Рей излечивает его рану – мотивы непротивления злу и отрицания достаточно воинственной маскулинности сходятся в этом эпизоде. А события фильма происходят буквально на обломках прошлого, принадлежавшего тем, кто змеев убивает. Герои оказываются то у обломков второй Звезды смерти, то у руин звездных разрушителей, то в старых храмах – и разрушают их окончательно.

VI «Звездные войны: Атака клонов»
«Атака клонов» необычна тем, что это абсолютно политический эпизод. Если оригинальная трилогия была вдохновлена мифами и самурайскими фильмами, а «Скрытая угроза» – всем и сразу, то у этой картины корни совсем другие. Она вмещает в себя элементы ромкома (крайне неловкого, несмотря на старания Натали Портман) и политического триллера. Самый явный источник вдохновения Лукаса – шпионские фильмы семидесятых: с прослушкой, наемниками и разговорами о демократии. Именно её и обсуждают главные герои – Энакин Скайуокер и Падме Амидала – не придумав, видимо, тем повеселее.


Сюжет фильма сконцентрирован на двух основных линиях: Оби-ван, джедай-учитель, расследует покушение на убийство Падме Амидалы, сенатора с планеты Набу, и его давней знакомой, а Энакин (не слишком благодарный ученик) защищает её от новых нападений. И у учителя, и у ученика успех, мягко говоря, попеременный. Их истории ставят перед зрителями два важных вопроса. Этический: допустимо ли использовать клонов в качестве солдат? И политический: действительно ли демократическая республика – идеальная форма правления?

Фильм нельзя назвать в полном смысле космической фантастикой, хотя в нём есть все нужные элементы: звездолеты, перестрелки, клонирование, технологии будущего и невиданные миры. Но всё это лишь оттеняет основное повествование, а не становится его центром. Для Лукаса важнее было сделать политическое высказывание о демократии и ее врагах.

IV-V «Звездные войны: Возвращение джедая»
Выдающееся завершение оригинальной трилогии. История о том, как группа борцов за свободу придумывает и пытается реализовать крайне дерзкий план по уничтожению космической станции «Звезда смерти 2».


Фильм заигрывает с собственной религиозностью. Когда все уже понимают, что «Звездные войны» – история о богах и героях, нам показывают, как на далекой планете эвоки (плюшевые мишки) возводят культ дроида С-3РО, буквально напоминающего золотого тельца. Сами эвоки – это, конечно, проекция зрителя. Это мы так жизнерадостно сидим с попкорном и влюбленными глазами смотрим на Кэрри Фишер.

IV-V «Звездные войны: Месть ситхов»
Финал трилогии приквелов – трагическая история о том, как хороший человек теряет себя и теряет всё. Гигантская по размаху история – полотно военных действий соседствует в фильме с историей любви, политическими интригами и постепенным переходом главного героя на темную сторону. Лукас здесь становится автором гомеровского масштаба: столь явно избыточную, громоздкую и именно в этом великую картину не снял бы больше никто.


Меньше чем через год после премьеры «Мести ситхов» в прокат вышел один из самых знаменитых фильмов Вуди Аллена «Матч-пойнт». Столь непохожие картины таких разных режиссеров объединяет источник вдохновения – Достоевский. Аллен и Лукас пересказали на разные лады его роман «Преступление и наказание». У первого история стала рассуждением о том, что зло вокруг нас, просто мы его не замечаем и никогда не заметим – и не накажем. Преступник спасается, а праведник гибнет. У Лукаса картина посвящена тому же фундаментальному вопросу: до какого момента человека можно считать хорошим?

«Месть ситхов» описывается забавным парадоксом: если к одному зерну добавлять по зёрнышку, то в какой момент образуется куча? До какого предела можно преступать всяческие нормы (этикета, морали, кодекса джедаев) и оставаться хорошим человеком? Лукас ставит этот вопрос не только перед персонажами картины, но и перед зрителями, делая главного героя одновременно главным злодеем. Мы смотрим на протагониста и многое ему прощаем, до самого конца оправдывая юного джедая. Но где этот конец? Лукас, конечно, проводит радикальную черту, после которой доходит до каждого. Но не проведи он её – миллионы зрителей смотрели бы совершенно разные фильмы. Одни бы увидели картину о падении, а другие – о том, что на войне все средства хороши.

III «Звездные войны: Последние джедаи»
Изобретательное и умное кино, снятое Райаном Джонсоном, вероятно, лучшим режиссером из тех, кто работал когда-то над «Звездными войнами». Автора «Достать ножи» одни обвиняют в том, что он разрушил этику саги, другие – в том, что фильм длинный и сюжет непонятный. На самом деле, нарратив никогда не был сильной стороной эпопеи – даже в великом «Империя наносит ответный удар» история сводится к тому, что все что-то делают, но у них ничего не выходит.


Интереснее критика с этической точки зрения. Фильм Джонсона действительно расширяет вселенную «Звездных войн», добавляя в нее серость. До этого фильма все герои с вопросами, но распределяются: здесь хорошие, а здесь плохие. Даже «неоднозначный» Хан Соло – такой скорее из кокетства, всем же понятно: с лицом Харрисона Форда за плохих парней играть нельзя. А «Последние джедаи» показывают далекую-далекую галактику, в которой ценности добра и зла девальвированы, и миф разрушен. Постаревший спаситель мира Люк Скайуокер в своих речах хоронит что ни попадя, а особенно – славное прошлое. Его, оказывается, и не было.

Но нельзя сказать, что такой пессимизм – изобретение Джонсона. Ведь та же мысль излагалась и в трилогии приквелов Лукаса. Когда в самом первом фильме, «Новой надежде», пожилой Оби-ван говорит о великой войне, гордой республике и джедаях-миротворцах, зритель представляет себе совершенно иную картину, чем рисует трилогия об Энакине Скайуокере. В ней государство коррумпировано и разваливается, война идет против своих же, а джедаи рассуждают о мире со световым мечом в руках.

Войны клонов – вообще вторая чеченская, и это не Джонсон придумал, его главная заслуга в том, что он красочно и смело это показал. И показал мир, в котором всем плевать на ситхов, джедаев и прочих.

Мотивы «Последних джедаев» просматриваются в классической трилогии – оттуда отношения учителя и ученика, религиозные мотивы и полные символизма дуэли. Но есть и то, что привнес исключительно Джонсон. Еще его очень талантливый дебют «Кирпич» показывал злодеев с мечтами и героев с грехами. И самая пронзительная сцена в фильмографии режиссёра – наркоторговец, рассуждающий о «Хоббите». То же и в «Последних джедаях», где герои давно погрязли то ли в отчаянии, то ли в смертной тоске по собственному величию. А злодеи наоборот – мечтают, стремятся и, кажется, не так уж плохи. А один из них, возможно, и есть тот самый последний джедай.

II «Звездные войны: Новая надежда»
Первый эпизод «Звездных войн» – с него началась эта сага и эпоха блокбастеров. Он создан и снят Джорджем Лукасом, младшим товарищем великих деятелей Нового Голливуда – Олтмена, Скорсезе, Де Пальмы и особенно Френсиса Форда Копполы. Он оттолкнулся от их авторского стиля и экспериментов, сняв простое детское кино.


Но простота его обманчива – Куросава, американское телевидение и «Солярис» смешались в этом шейкере масскульта, породив главный современный миф. «Звездные войны» – несмотря на очевидную принадлежность к фэнтези создают неожиданно правдоподобный параллельный мир.

История строилась вокруг Люка Скайуокера, простого фермера и спасителя мира. Люк, конечно, не плотник, но герой христологический. Он работал на ферме с дядей и тетей, которые его и вырастили. Сам он должен был всю жизнь выращивать те немногие культуры, способные выжить на пустынной планете. Тем же песком, что заносит семейные плантации, постепенно покрываются мечты юного Люка. Дядя, конечно, обещает разрешить ему поступить в летную академию, но всё это не всерьез. Мальчик перебесится. Так бы всё и было, но судьба, невероятный случай приводят к Люку двух дроидов. Они нужны ему исключительно утилитарно – по хозяйству, но позиции быстро меняются. Собственность завладевает хозяином: это не они нужны Люку, а Люк нужен им. Дроиды разыскивают Оби-вана Кеноби, а тот не хочет, чтобы его нашли. Не хочет и находит Люка сам. Выясняется, что старый отшельник – ветеран великих войн, отживший вид, сейчас таких не делают. Правда, из ценностей в его унылом жилище – древнее оружие и воспоминания. И тем, и другим он щедро делится с Люком в память о боевом товарище и ученике. Тогда же Бен Кеноби рассказывает, что тот ученик – отец Люка. Он пал на великой войне, а его сына, отдали родственникам, подальше от центральных миров. На лицо миф о Персивале, там тоже – захолустье, сирота, отец-рыцарь. Как и знаменитый герой артурианы Люк откликается на зов странствий, прислушивается к старику и незаметно для себя становится спасителем мира.

Наивная история со сказочным зачином «В далекой-далекой галактике» – пособие по тому, как мифологизировать неизведанное, основанное на исследовании Кэмпбелла об универсальности мифа. Но главное в этом фильме все же то, что человеку нужен человек.

I «Звездные войны: Империя наносит ответный удар»
Великое кино и завсегдатай всевозможных рейтингов. V эпизод - кино, в котором решительно ничего не происходит. Люк ищет учителя, контрабандист Хан и принцесса Лея ищут спасение, а Империя ищет их всех. Вторая часть трилогии как и любой фильм в середине не несет никакой ценности для развития сюжета и именно этим гениален. В нем раскрывается философия «Звездных войн». В фильме с таким названием главная идея – пацифизм.


«Империя наносит ответный удар» окончательно утверждает фильм, как заметки на полях юнгианства и современный миф. Проводником в этом мире и волшебным помощником для Люка и зрителей становится мастер Йода – мистический герой, старый как мир. Величие героя – в его таинственности.

«Империя наносит ответный удар» – ода неизведанному. Фильм о том, что мы ничего не знаем ни о себе, ни о мире. Через личную историю Люка показывается универсальная трагедия реальности, в которой все, что так просто, понятно и обыденно, может оказаться вовсе не тем, чем кажется.

Просмотров: 619 | Комментариев: 0
Уважаемые пользователи нашего сайта! Просим вас соблюдать правила хорошего тона, когда оставляете свои комментарии. Бесполезные и содержащие нецензурную лексику сообщения будут удалены. Пользователи, повторно нарушившие правила, - заблокированы.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.