Евангелие от Копатыча: мифология новых «Смешариков»

20-04-2021 | Kilyakov.Ivan | Рубрика: Из мира кино
Текст: Иван Киляков

На кинопоиске уже год выходят новые серии «Смешариков». Тех самых, 2-дшных. Они наследуют что-то от оригинального сериала, не расширяя его вселенную как «Пин-код» и не превращаясь в дидактическое зрелище в духе азбуки пешехода. Новые «Смешарики» всеми силами стараются быть такими же, как старые, и, к радости зрителей, периодически у них это получается.

Евангелие от Копатыча: мифология новых «Смешариков»

Серия «Вальхалла»

Новый сезон оригинально переосмысливает сюжеты старых серий – порой критикуя, а иногда трогательно копируя. Оригинальный сериал для своего времени был проектом безусловно новаторским и совершенно неожиданным. Ромашковая долина – сплошной мумидол, только вместо муми-троллей в ней круглые существа, ведущие не менее забавную жизнь, чем их очаровательные вдохновители. В то же время сериал был совершенно модернистским – он буквально создавал российскую анимацию на пустом месте и к тому же расширял её темы до каких-то немыслимых пределов: солипсизм, богоискательство, экзистенциальный кризис и капитализм. Всё это сопровождалось множественными аллюзиями. В сериале были как безобидные отсылки: в «Марафонце» – к «Форресту Гампу», а в «Бутерброде» – к Хичкоку, так и полемические высказывания в духе «Смысла жизни».


Серия «Бутерброд»

Новые серии, конечно, уже не такие новаторские: российская анимация с нулевых окрепла. Рядом с «Лунтиком» и «Смешариками» выросли «Фиксики» и «Маша и Медведь». Но сакральный дух оригинального проекта все равно сохранился по сей день. «Смешарики» – не просто финансово успешный проект или достояние узкой фанатской группы: нет, это сериал, на котором вполне буквально выросла огромная часть нынешних студентов, а его кроссоверам позавидует даже мультивселенная «Marvel».

Как раз из-за сакральности оригинальных серий новому сезону во многом ничего не остается кроме как переосмыслять свое великое наследие: все музейные артефакты нулевых, прямо по Ницше, подвергаются пересмотру. И тем не менее в своей постмодернистской вторичности «Смешарикам» удается быть оригинальными и интересными. Прежде всего потому что они в евангельском духе очистили сериал от торговцев и всяческого продакт-плейсмента или научпопа, а старину – от пыли.

«Вальхалла»
Эпизод интересен тем, что в нем пересмотру подвергается одно из самых незыблемых явлений во вселенной смешариков: уход Копатыча в спячку. В классических сериях в кадр это событие попадало несколько раз, но скорее как толчок для развития сюжета. В «Вальхалле» же уход Копатыча – центр повествования. Медведь выглядит печально и потерянно, а его друзья Крош и Ежик не могут понять, в чем дело. Сам Копатыч задачу облегчить не спешит, описывая предстоящее событие туманно и расплывчато. Долгий сон, отпуск, уход от всего – оптимизма всё это не внушает. Крош с Ёжиком бегают по приятелям, и не получают ответа. А Копатыч всё ближе к уходу. Лосяш объясняет героям, что медведю просто пора в спячку, но сам прощается с ним очень печально.


Серия «Вальхалла»

Серия описывает событие, уже много раз происходившее, но делает это под новым углом – как самоубийство спячку в «Смешариках» еще не представляли. Сценаристы разыгрывают достаточно неожиданную карту, сравнивая Копатыча с богами аграрного цикла. Такие герои мифов воплощают природу: весной и летом они расцветают, оказываются на пике, а зимой погибают или уходят в царство смерти. Так и Копатыч приобщается к Вальхалле – пристанищу, как описывает Ежик, павших воинов. Но его падение, конечно, не идет дальше кровати. Но главная находка серии – визуальная. Лосяш, говорящий «У каждого свой рай» в ванне с резиновыми уточками – то, ради чего нужно было снимать новые серии.

«Мастер и земляника»
Достаточно противоречивая серия, особо никому не понравившаяся – и притом совершенно зря. Она интересна не в отдельности, а как логичное продолжение и, возможно, завершение арки Лосяша в дебрях нью-эйдж. Здесь стоит оговориться, что как правило в «Смешариках» эпизоды между собой не связаны, а попытки выстроить их в единую хронологию обречены на провал. Прежде всего потому что сериал – собрание мифов, самостоятельных и обособленных. «Смешарики» вообще до предела испытывают концепцию вечного возвращения: цикличности событий, эпизодов и конфликтов в них можно позавидовать. К примеру, Нюша и Бараш тянут лямку нескончаемой романтической линии и при этом целуются только один раз («Добро, зло и девочки»). Конечно, не потому что шоу детское: во-первых, в детских шоу не критикуют капитализм («Настоящие ценности»), а, во-вторых, в диснеевских «Чипе и Дейле», например, и Чип, и Дейл весь сериал недвусмысленно мечтают о Гаечке. Нет, просто «Смешарики» – огромный циклический миф, в котором ничего не движется вперед – ни наука Лосяша, ни поэзия Бараша, ни тем более сюжет. Самое яркое выражение их вечного возвращения – начальные титры, в которых, ромашковая долина раз за разом создается вновь. Каждую серию смешарики заново выстраивают декорации своего мира. Но как и всякие мифы некоторые эпизоды сериала оказываются тематически связаны – героем или темой. И самый яркий цикл шоу – блуждания Лосяша в течениях нью-эйдж. Это как 12 подвигов Геракла, только без Геракла и без подвигов.


Серия «Мастер и земляника»

Интеллигентный ученый – единственный из смешариков, кто вполне открыто страдает кризисом среднего возраста и ищет себя то тут, то там, то еще где-то. Он пробует понять, кем был в прошлой жизни («Бабочка»), становится коучем («Кулинария»), обучается шаманизму («Метеорология») и даже вступает в эсхатологический культ («Конец света»). В новых же сериях его искания, будучи доведены до абсурда, подходят к логическому завершению. В «Мастере и землянике» Лосяш, солидный ученый, с завидным терпением и поразительной серьезностью учит Ёжика выращивать землянику. Для этого персонаж проводит совершенно невероятные манипуляции и повторяет все свои прошлые ошибки, а, в особенности, странную тягу учить чему-то, в чем он абсолютно не разбирается. «Мастер и земляника», таким образом, показывает два принципиальных момента новых «Смешариков»: они развивают мотивы и мифологию старых серий, но в то же время менее тонко работают с персонажами.

«Волшебный кувшинчик»
Главный герой этой серии Ёжик. Такой выбор сделан сценаристами неспроста. Ёжик – персонаж с потенциалом христианского святого. Там, где остальные своенравны (Бараш), самолюбивы (Нюша) или попросту слишком активны (Крош), Ёжик, в общем-то, тих и светел. В финале «Водных процедур» нимб не появляется над головой героя по чистой случайности – но есть у этого и обратная сторона. Там, где Крош действует, Ёжик претерпевает: выходки друзей и даже покраска собственного флюгера – он не просто не может принять решение, но с удивительной настойчивостью от этого отстраняется. И в этом его отказе от действия и есть выбор. Ёжик – Ганди новой формации, толстовец постсоветского бытия. Всё это преимущественно забавно, но в определенный момент печально: в мире без насилия Ганди оказывается лишен трагического пафоса, с непротивления слетает все очарование. Отказ от выбора начинает граничить с безвольностью, потому что в мире без зла непротивление ему – непротивление чему?


Серия «Волшебный кувшинчик»

И в «Волшебном кувшинчике» Ёжик вдруг в высшем смысле претерпевать перестает. Он вступает в довольно-таки неравный бой со смертью, которая, возможно, впервые появляется в «Смешариках». Герой хочет спасти светлячка, сохранить ему жизнь, сохранить его свет – и у него, конечно, не получается. Нельзя победить смерть. И смешарики впервые с этим сталкиваются. Как правило, в мифе их вечного возвращения места концу не находится, и поэтому серия «Светлячок» так внутренне печальна. Но и оптимистична, поскольку светлячок в чём-то, но остается. Так, Бараш утешает Ёжика своим волшебным кувшинчиком, который, конечно, метафора памяти.

«Юристы»
Выдающаяся серия о представителях юридической профессии, которая всех повеселит, а их немного расстроит. Нюша и Бараш не могут поделить лужайку у качелей. Всё бы ничего, но это качели с видом на горы, которые так любит Бараш. А Нюша хочет посадить там подсолнухи. Герои не могут договориться и обращаются к старшим товарищам, чтобы те составили договор. Карыч и Лосяш юристами быть не хотят, но приходится – и они через силу пытаются обманывать друг друга, хитрить, спорить, сутяжничать (по меткому выражению Карыча). Но никому из них это в действительности совсем не нужно, как и юриспруденция не нужна в идеальном мире.


Серия «Юристы»

Эпизод показывает, что во вселенной смешариков закон – штука лишняя, и это можно считать позицией авторов. Мысль эта логична, но не нова – в ромашковой долине и до, и после предпринимались попытки властных предписаний и установления какого-то порядка, а закон – лишь одна из форм этого. И серия в очередной раз показывает тщетность всяких попыток ограничить свободу и, в каком-то смысле, естественное состояние смешариков.

Содержит эпизод и забавную отсылку к оскаровскому лауреату «Брачной истории», где режиссер (почти Бараш) и актриса (почти Нюша) разводятся и вначале не хотят обращаться к юристам: у них неплохие отношения и они могут обо всем договориться. Но потом все больше и больше втягивают друг друга в судопроизводство – все заработанные деньги уходят на то чтобы обобрать супруга и, в результате, остаться ни с чем. «Юристы» в некоторых сценах действительно напоминают фильм Баумбаха и отражают местами схожую мораль – когда любовь начинает обрамляться законом, выходит какой-то сплошной «союз мужчины и женщины» и стыд.

«Золотой век»
Как мы уже выяснили, «Смешарики» формируют особое мифологическое пространство, но в нем есть место и мифу политическому. В оригинальных сериях самыми яркими примерами этого были эпизоды «Трюфель» о пропаганде и «Театр» – о формировании общественного мнения.В 2020, к ним примыкает и «Золотой век» – серия очень важная и политически, и для «Смешариков» вообще.


Серия «Золотой век»

Она рассказывает о том, как Лосяш прочитал в какой-то книжке о прекрасном времени Античности – и решил построить в Ромашковой Долине древнегреческое общество. После этих событий пролога нам показывают почти настоящий афинский полис: с площадью, храмом, спортивными состязаниями, разговорами гекзаметром и демократией. И показывают, насколько быстро всё это скатывается в тиранию. «Золотой век», в этом смысле, достаточно красивая иллюстрация того, как легко и непринужденно сменяются режимы.

Но важнее рассмотреть серию как рассуждение о человеке (в данном случае – смешарике) традиции и традиционалисте. Первый обладает действительным мифологическим сознанием, а второй – только подражает ему. Если убрать пролог, где Лосяш хочет вернуть общество к золотому веку, то основное действие будет восприниматься совершенно иначе. То, что казалось стилизацией и игрой, без предшествующих объяснений будет восприниматься как реальная полисная демократия. «Смешарики» тем самым показывают разницу между смешариком-традиционалистом (который на самом деле, просто консерватор, показанный в прологе) и смешариком традиции. Во второй ситуации получается, что эпизод – история об индивидуации архаического сознания: некоторые герои, до того образцовые жители полиса, начинают осмыслять происходящее и тем самым ставят традицию под сомнение. Например, Лосяш, своим скепсисом разрушает демократию, а Бараш и Пин внутренне выходят из традиции, постоянно желая говорить не гекзаметром. Это иллюстрирует две стратегии индивидуации: одна старается поддерживать изнутри разрушенный миф (как Лосяш), вторая – жить новым способом (как Бараш).


Серия «Золотой век»

Для «Смешариков» серия важна, поскольку, наконец, открыто показывает наиболее близкое к ним политическое устройство. Определенная категория людей считает, что они живут при анархо-коммунизме, но, кажется, это все-таки анахронизм – в «Золотом веке» становится понятно, что для смешариков органичнее всего полисное устройство, а пытаться привязать к ним Кропоткина – это как обвинять Платона в том, что он эксплуататор. Всё бы хорошо, но не своевременно. К той же мысли о полисе подводит и мифологическая заставка с сотворением мира. Но в новых сериях, что интересно, смешарики не создают реальность заново, а просто приукрашивают. Притом, до смешного – Крош красит и без того розовую скамейку. Так же и новые «Смешарики», в общем-то, красят и так покрашенную скамейку, но смотреть на это очень интересно.

Просмотров: 999 | Комментариев: 0
Уважаемые пользователи нашего сайта! Просим вас соблюдать правила хорошего тона, когда оставляете свои комментарии. Бесполезные и содержащие нецензурную лексику сообщения будут удалены. Пользователи, повторно нарушившие правила, - заблокированы.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.