Отец, всеотец и папа: Энтони Хопкинс получил третью BAFTA за лучшую роль

12-04-2021 | Kilyakov.Ivan | Рубрика: Из мира кино
Текст: Иван Киляков, Татьяна Еремичева

Великий актер Энтони Хопкинс получил очередную награду «BAFTA» за лучшую мужскую роль. Приз достался ему за работу в фильме «Отец», снятому Флорианом Зеленом по собственной пьесе. Радуемся за актера, подписываемся на его милый Инстаграм и вспоминаем самые примечательные роли Энтони Хопкинса из его необъятной фильмографии.

Отец, всеотец и папа: Энтони Хопкинс получил третью BAFTA за лучшую роль


«Молчание ягнят» (Silence of the lambs, 1991)
Один из самых известных триллеров девяностых и точно самый титулованный. Пять «оскаров», включая премию за лучший фильм и две основные актерские награды. За роль в «Молчании ягнят» Энтони Хопкинс получил свою первую и на данный момент единственную статуэтку киноакадемии. Его герой, Ганнибал Лектор, появлялся на экране всего на 20 минут, но и из хватило, чтобы определить роль Хопкинса как главную.


Сюжет картины построен на расследовании ФБР преступлений неуловимого серийного убийцы, который оставляет во рту каждой жертвы бабочку. Но спецагенты никак не могут решить эту загадку, а потому привлекают двух диаметрально противоположных помощников. «Молчание ягнят» доводит до предела мотив классического полицейского детектива, где один из напарников – молод и неопытен, а второй – ветеран всего на свете и зачастую с темной тайной. И если с юным агентом все просто: это Кларисса Старлинг, то вот сего наставником всё интереснее. В начале кажется, что эту роль исполняет её начальник, но слишком уж много он скрывает. И в какой-то момент мы понимаем, что наставляет Клариссу серийный убийца и психопат Ганнибал Лектор. В «Молчании ягнят» прямым текстом говорят: хочешь бороться со злом, узнай его. И Кларисса надеется понять мир маньяков через достаточно безобидного аристократичного ценителя прекрасного – но вегетарианской версией психопата Лектора не назвать. Каждое его появление с самого начала сопряжено с ужасом, напряжением в кадре и той незримой бездной, что осталась вне этого кадра. Приезд Клариссы в лечебницу, где содержится Лектор сопровождается громом и молнией. Это призвано напугать зрителя, но в то же время показать переход из обычного мира в качественно иной. Ганнибал нарушает все мыслимые нормы: он лишен эмпатии, он практически эмоциональный вампир, да и плоти в более вампирском смысле он не чурается тоже. Но такой принципиальный выход за грань делает его даже за решеткой недостижимым для остальных, выводит его в пространство героического. Поэтому «Молчание ягнят» интересно и через тридцать лет – его история о столкновении с пограничной реальностью, о контакте с чистым злом, нужном, чтобы помешать злу другому – актуальна и сейчас, а Ганнибал в исполнении Хопкинса вызывает ужас и восхищение одновременно.

«Тор: Рагнарек» (Thor: Ragnarok, 2018)
Третий фильм в трилогии Marvel о боге грома примечателен тем, что снял его выдающийся режиссер Тайка Вайтити. Он привнёс в компасную историю свое уникальное чувство стиля, юмор и ощущение того, что всё не то, чем кажется. Тор в начале фильма привычно воюет за мир и покой девяти миров и видит сны. Но не с Натали Портман (которая теперь появится только в четвертом фильме), а с древним демоном Суртром, опасно напоминающем Балрога. К чести этого гигантского огненного чудовища надо сказать, что он перешел в фильм прямиком из скандинавских мифов, а потому скорее Балрог на него похож. Но не это важно. Важно, что Тор вовсе не Гэндальф, а потому не может до поры ни остановить Сартра, ни понять, что вообще творится в мире, который он уже столько фильмов спасает. В Асгарде тоже не пойми что: Один (Энтони Хопкинс) стал странным и целыми днями пирует, веселится и смотрит забавные пьесы, где Локи прекрасен, умен и совершенен, а Тору этих качеств не достает. Прибыв туда, Бог грома видит, что миром асов правит его брат Локи, а вовсе не их отец. Великий же бог мудрости, войны и жречества отправился в норвежский дом престарелых.


В духе такой нехитрой завязки и будет развиваться этот достаточно забавный фильм, в котором все не то, чем кажется: и Один не миротворец, и Тор не старший ребенок, и Локи не так уж плох. Пронзительный перфоманс Энтони Хопкинса, вероятного лучшего Одина-всеотца, наряду с отличными актёрскими работами Криса Хэмсворта (Тор) и Тома Хиддлстона (Локи) позволяют очередной картине Marvel не затеряться среди других. тем более, что ее тема весьма интересна.


В центре фильма главное событие скандинавских мифов – Рагнарёк. В день, когда он наступит, миру придет конец: погибнут боги и их враги, Асгард падет, и огонь поглотит все живое. Для последнего пункта как раз и нужен Суртр. Смотреть на то, как Тайка Вайтити переиначивает легенду, как минимум интересно, иногда смешно, а местами (спасибо Карлу Урбан) пронзительно.

«Два папы» (The two popes, 2019)
Трогательная история о передаче власти в Ватикане. Будущий папа Франциск (Джонатан Прайс) в 2014 еще кардинал Бергольо, а святой престол занимает консерватор Бенедикт XVI (Энтони Хопкинс). Он уже очень стар и мечтает отойти от дел. Традиционалистская политика папы теряет последователей, и ему всё тяжелее выдерживать нападки политических оппонентов. Всё это до боли напоминало бы «Молодого папу», но главный противник Йозефа Ратцингера (мирское имя папы) совершенно не заинтересован в конфликте. Он приезжает в Италию, чтобы покинуть пост кардинала и католическую церковь. Он чувствует присутствие Бога в мире, но не в церкви. Вопреки ожиданиям его не отстраняют от служения, напротив – папа призывает Бергольо к себе в летнюю резиденцию. Там два служителя веры обсуждают буквально всё: от природы миропорядка до особенностей просмотра «Комиссара Рекса».


Одно из главных достоинств картины – уникальный актерский дуэт Прайса и Хопкинса. Игра последнего поражает, поскольку уже одним присутствием в кадре сэр Энтони приковывает внимание. Эти великие британские артисты с удивительной точностью воссоздали самые тонкие различия своих героев, показав в то же время, насколько в глубине похожи эти два противоположных полюса веры. Консерватор и либерал, немец и аргентинец, теоретик и практик – зритель и подумать не может, что таких разных людей может что-то объединять. Кажется, что даже веря у них разная. Но вот Бог един – и о его присутствии и снят фильм. А ещё о таких простых вещах как дружба, верность и понимание, которые и скрашивают неизбежное одиночество любого человека, который занимает престол Святого Петра. Герои, уже на склоне лет, пытаются простить друг друга и самих себя, рефлексируют над собственной жизнью – смотреть за этим, на удивление, невероятно интересно. А самой картине, балансирующей на грани между бадди-муви и богословской драмой, удается быть в меру смешной, и в меру трагичной – благодаря тонкому сценарию и выдающимся актерским работам, принесшим Прайсу и Хопкинсу номинации на «Оскар» и все значимые кинопремии.

«Дракула» (Bram Stoker's Dracula, 1992)
Один из самых известных фильмов позднего Копполы. Уже прославленный режиссер, признанный классик Френсис Форд обратился к истории Брэма Стокера о венгерском вампире. Его прочтение романа отличается от других экранизаций – шедевра ранней эры кино «Носферату, симфония ужаса» и его великого ремейка «Носферату – призрак ночи», снятого Вернером Херцогом. Роль дракулы в фильме немецкого гения досталась Клаусу Кински, а у Копполы это Гарри Олдман. И уже здесь пролегает черта между картинами: в исполнении Кински Дракула – чудовище, демон древнего мира, образ хтонический, как это часто бывает у Херцога. Герой же Олдмана. хотя и кровопийца, но аристократ. То же можно сказать и о его противнике, сыгранном Энтони Хопкинсом. В исполнении британского актера Ван Хельсинг воспринимается принципиально иначе, чем, например, в более позднем одноименном фильме. Герой Хопкинса вводится в повествование как доктор метафизических наук (что само по себе интересно) и в дальнейшем поражает глубиной своих специфических познаний. Он в совершенстве знает анатомию человека и в то же время может всю ночь молитвами в белом круге отгонять невест Дракулы.


Коппола очень точно экранизировал книгу Стокера, что для него характерно и в других фильмах. Вместе с сюжетом картина воспроизводит и скрытые мотивы классического готического романа, в том числе историю вытесненного «Оно», которое настигает каждого. Таинственный аристократ, демон древнего мира, восточноевропейский мигрант, – рассказ о «Дракуле» – это рассказ о страхе перед чужим. В этом фильм наследует теме «Крестного отца», истории об итальянских мигрантах. Семья Корлеоне – чужие для США, и это они, как кажется, привезли в страну организованную преступность и межклановые разборки. Но и для семьи Корлеоне все вокруг чужие: Вито, Сонни, Майкл – все они, в результате, признают лишь тех, кто входит в семью, а чужакам в ней (как мужу Констанции) не позавидуешь. Отсюда и вырастает самый знаменитый эпизод первого фильма, в котором Вито просит не только верности, но и чтобы его звали крестным отцом. И история о Корлеоне, и картина о Дракуле – фильмы о том, как между всеми людьми пролегает граница, порой невидимая (как круг Ван Хельсинга). И это не государственная граница, и не забавные попытки оградить свое сообщество введением членского билета. Нет, Копполу волнует экзистенциальная граница между всеми людьми, даже внутри каждого человека. Оба фильма посвящены рубикону между счастьем и несчастьем, который человек не в силах преодолеть. Но если экранизация романа Пьюзо – глубоко пессимистическая история, в «Дракуле» Коппола оставляет выжившим героям надежду, а умершим – честь.

Просмотров: 586 | Комментариев: 0
Уважаемые пользователи нашего сайта! Просим вас соблюдать правила хорошего тона, когда оставляете свои комментарии. Бесполезные и содержащие нецензурную лексику сообщения будут удалены. Пользователи, повторно нарушившие правила, - заблокированы.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.