Экранизируя апокалипсис: «Властелин колец» как идеальный фильм-катастрофа

08-02-2021 00:18 | Kilyakov.Ivan | Рубрика: Рецензии
Текст: Иван Киляков

7 февраля 2002 года состоялась российская премьера фильма «Властелин колец: Братство кольца». С этой картины началась одна из самых знаменитых кинотрилогий в истории, которую ждал и оглушительный успех у зрителей, и признание критиков. Финал истории о хоббитах, пытающихся предотвратить конец света, хотел увидеть уже весь мир, а американская киноакадемия вручила ему рекордные 11 «Оскаров». Вспоминаем ставшие классическими картины и объясняем, почему это не просто прекрасная экранизация великого фэнтези, но и пособие по тому, как пережить апокалипсис.


Жанр «Властелина колец» определить практически невозможно, слишком уж это сложное и даже необъятное произведение. Приключенческий фильм, роуд-муви, броманс и христианская притча – вот лишь малая часть того, как можно охарактеризовать картины Джексона. Но все эти составляющие, ярко проявляясь в маленьких историях, могут быть восприняты как ответвления центрального сюжета – о наступлении апокалипсиса.


Экранизируя апокалипсис: «Властелин колец» как идеальный фильм-катастрофа

На фото: «Властелин колец: Две крепости»


Сюжет трилогии начиная уже с первого фильма нельзя назвать простым. В начале «Братства кольца» Гэндальф (Иэн Маккеллен) отправляется к другу Саруману, который окажется предателем. Фродо (Элайджа Вуд) вместе с садовником да и телохранителем, что уж, Сэмом (Шон Эстин) приходится покинуть родные края. Их разыскивают слуги зла Назгулы, а где-то за кадром неморгающее темное око нацелилось на Ривенделл, последнее скрытое пристанище эльфов. И без того запутанное повествование в каждом следующем фильме усложняется, но все линии вместе сводит предчувствие конца света. Оно проскальзывает во всех значимых сценах: от диалога Элронда (Хьюго Уивинг) с Гэндальфом до одного из последних появлений Теодена, когда он говорит потерявшим надежду воинам: «Нет, нам не победить. Но мы вступим в битву все равно».

В книгах Толкина масштабное, эпическое повествование всегда распадается на небольшие истории. Автор, к примеру, в практически толстовской традиции показал грандиозную битву за Гондор глазами хоббита Пиппина, до того не участвовавшего в сражениях. Мир Средиземья огромен, но главное в нем всегда – маленькие люди и их судьбы.


На фото: «Властелин колец: Братство кольца»


Фильмы Джексона зачастую критикуют за излишнюю масштабность, за которой теряется главная мысль писателя о том, что и один может изменить все, и что, в итоге, мы все остаемся одни. Но такой укор не совсем справедлив: в этих эпических картинах огромную роль играют и крупные планы героев, и моменты их одиночества. Ведь один из самых знаменитых эпизодов «Властелина колец» – Гэндальф, выступивший против Балрога, когда никто был не в силах ему помочь. И по ходу развития сюжета каждый из героев остается один на один с личным концом света.

Из маленьких историй и складывается «Властелин колец» как рассказ об апокалипсисе. Экранизация Джексона, как и книги, содержит в себе эсхатологические мотивы, составляющие ядро повествования. В конце концов, что еще могло бы вытащить хоббитов из их нор как не перспектива всеобщей гибели. В этом контексте «Властелин колец» предстает как своеобразный фильм-катастрофа. Но само бедствие, в роли которого обычно выступают буря («Антарктида»), потоп («2012») или извержение вулкана («Помпеи») в трилогии представлено необычно. Конец света грозит миру не потому что его физически испепелят/затопят, а поскольку к власти придет зло. Апокалипсис для Толкина/Джексона это прежде всего смерть прекрасного, а не банальное уничтожение материи.


На фото: «Властелин колец:Братство кольца»


Важно, что герои не всегда бьются из-за предстоящей смерти – авторы не сводят всё к вопросу выживания (как, например, в «Игре престолов»). В «Братстве кольца» в своем видении Фродо наблюдает не уничтожение родного Шира, а его порабощение. Точнее, установление пожизненной диктатуры обезумевшего старика, где орки подгоняют колонну некогда свободных хоббитов. И Фродо как-то сразу понял, что нельзя так жить. Свобода, искусство и даже старый-добрый лонгботтомский табак – всё это достойные причины противостоять Саурону и тому, что он несет.

Отсюда и следующая особенность «Властелина колец» как фильма-катастрофы: сила, несущая бедствие, в нем одушевлена. Это не безличная стихия и даже не тоже вполне безличные полчища орков, а абсолютное зло. Именно оно в лице Саурона несет миру угрозу. И хотя каждое его появление связано с классическими атрибутами жанра: вулканическая лава Одинокой горы, огромное горящее око и нависающий над миром смог, сам Темный Властелин это нечто большее, чем сумма его проявлений. Не стихия враг людей, эльфов, гномов и всех прочих, а именно зло.

Во «Властелине колец» герои не пытаются спрятаться перед лицом опасности, сбежать от неё, потому что от тьмы не скроешься. В картинах Джексона эта мысль становится очевидной: можно долго держаться в стороне от мира, но ничем хорошим подобное не кончается. Все, что, в результате, остается – это сопротивляться. И поэтому апокалипсис Толкина/Джексона – мероприятие героическое. Если видишь тролля – сразись с ним. Увидишь второго – с ним сразись тоже. Толкин показывает, что обязательная часть христианского конца света – Антихрист (в лице Саурона) – в мир уже пришел, что дьявол всегда здесь. Но это не значит, что нужно сидеть и ждать, пока всё вокруг погибнет. Попытки объяснить надвигающийся мрак, сидя где-то далеко Толкину были бы не близки. Зло не нужно объяснять – с ним нужно бороться. А попытки понять его приводят к его оправданию. Книжник, сидящей в башне из слоновой кости и объясняющий поступки врага, в мире Толкина оказывается предателем. Саруман понял зло, но и сам стал им.



На фото: «Властелин колец: Две крепости»


Конечно, такой призыв к борьбе за все хорошее против всего плохого нельзя воспринимать как апологию милитаризма. Толкин – великий гуманист, и его альтер-эго Гэндальф Серый прямо озвучивает позицию писателя: «Ты можешь возвращать жизнь, Фродо? Тогда не спеши осуждать на смерть». И все же, каждый герой «Властелина колец» проходит боевое крещение. Даже миролюбивым хоббитам приходится достать мечи из ножен, а сам Гэндальф недвусмысленно кричит: «Отправьте этих тварей в небытие». В бою у Толкина/Джексона проявляется даже дружба или предназначение. Так, история отношений Леголаса и Гимли – это история их совместных сражений, а королю Теодену, чтобы окончательно вернуться из забытья нужно взяться за свой меч. Война, оказываясь необходимой, становится даже одухотворенной. Но камера не сглаживает её страшные последствия: «Властелин колец» полон страшных сцен. Вспоминается и речь короля Теодена перед битвой, и возвращение Фарамира после атаки – наверное, один из самых жутких и поэтичных кадров одновременно.

И всё же война в произведениях Толкина/Джексона остается величественным, хотя и страшным явлением. А мысль о связи этих качеств в романах просматривается постоянно. В частности, эльфы при их величии внушают ужас простым смертным. В «Братстве кольца» это представлено в комическом изводе – страшилки о лесной владычице (Галадриэль) рассказывает Гимли.



На фото: «Властелин колец: Возвращение короля»


В фильмах, хотя и не так явно как в книгах, одной из центральных мыслей оказывается необходимость активного противления злу, попыток спасти мир, возможно, и вовсе не заслуживающий таких усилий. И конец света герои видят не в сносящих все на своем пути ураганах, или библейского размаха потопах, а в уничтожении прекрасного. В режиссёрской версии «Возвращения короля» содержится знаковая сцена, в которой Сэм и Фродо с ужасом смотрят на разрушенный памятник – и это вероятно лучшая метафора апокалипсиса. Можно сказать, что подобное мы наблюдаем каждый день, но в этом вся глубина философии Толкина/Джексона. Для них конец света явление ежедневное, которое для художественных целей ускорили. Один из самых глубоких образов во «Властелине колец» – Боромир (как всегда прекрасный Шон Бин), и на его примере такой пессимизм понятен. В фильме показано, что люди (и мир вместе с ними) необратимо меняются прежде всего внутри. Воин Гондора и принц поддался искушению то ли властью, то ли всеобщим благом, и вот он уже пытается отнять кольцо у беззащитного хоббита. И вот мир уже на шаг ближе к концу. В универсальном «Властелин колец» обнаруживает личное, но и через историю одного человека показывается, по выражению самого Боромира, «общий рок».



На фото: «Властелин колец: Возвращение короля»


«Властелин колец» – история апокалипсиса, который, как это ни забавно, нужно пережить. Толкин – не из тех авторов, что оставляют человечество погибать, а оставшуюся часть – жить в мире дистопии. В книгах и в фильмах сохраняется надежда, а каждый из героев, хотя и переживает страшный суд, обретает счастье. Примечательно, что и Питер Джексон исключительно кинематографическими средствами осуществляет своего рода победу над смертью. Боромир, погибающий в первом фильме, воскресает в памяти Фарамира в «Возвращении короля». Воспоминание с ним похоже на мираж: армия Гондора во главе с принцем отбрасывает орков из города – народ ликует, солдаты чествуют командира. Чем не Вальгалла для такого воина как Боромир. И такая сцена, поставленная ближе к финалу фильма лишь формально показывает прошлое, на самом же деле – это и образ будущей победы, и обещание победы великой – над смертью.



На фото: «Властелин колец: Братство кольца»


Умирает и воскресает – кто-то действительно, кто-то символически – каждый из героев. Ярче всего это отражено в судьбе Гендальфа Серого, который погиб в Мории, появившись вновь уже как Белый маг. То же происходит и с миром Средиземья, который погрузившись во тьму, неожиданно выходит из неё. Главную мысль этой истории озвучивает Сэмуайз Гэмджи: «Как может все снова стать по прежнему, когда все так плохо?… Но в конце все проходит, и даже самый непроглядный мрак рассеивается, грядет новый день, и когда засветит солнце, оно будет светить еще ярче».
Просмотров: 511 | Комментариев: 0
Уважаемые пользователи нашего сайта! Просим вас соблюдать правила хорошего тона, когда оставляете свои комментарии. Бесполезные и содержащие нецензурную лексику сообщения будут удалены. Пользователи, повторно нарушившие правила, - заблокированы.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.