» » «Мы»: двойники завоёвывают мир

«Мы»: двойники завоёвывают мир

25-03-2019 23:05 | denis-egorov | Рубрика: Рецензии
В кино с 28 марта
Текст: Кирилл Краснов

В 1986 году в Америке состоялась знаменитая благотворительная акция «Возьмитесь за руки по всей Америке». Шесть с половиной миллионов человек выстроились в живую цепь, чтобы поддержать голодающих и бездомных. В итоге жителям Соединённых Штатов удалось собрать пожертвований на 34 миллиона долларов и заодно привлечь внимание правительства, которое выделило дополнительно 800 миллионов в помощь нуждающимся.

В том же году маленькая Аделаида отправилась в парк аттракционов вместе со своими родителями, и в какой-то момент оказалась одна в комнате страхов с многозначительным названием «Познай себя». Там в одном из зеркал вместо отражения девочка увидела своего двойника и надолго лишилась дара речи.

Долгое время Аделаида хранила молчание и пыталась понять, что за демон вторгся в её беспечную жизнь. Спустя десятилетия девушке предстоит вернуться в тот злополучный парк на побережье вместе с мужем и двумя детьми. Поселившись в загородном доме, вся семья неожиданно столкнётся со своими хтоническими двойниками: одетые в красную униформу, они держат в руках острые золотые ножницы и хотят расправиться со своими земными антиподами.

Идея двойничества в «Мы» структурообразующая. Казалось бы, мысль о том, что самый злейший враг человеку он сам, стара как мир. Но в хорроре Джордана Пила она заметно преображается. Пил, ставший известным режиссёром после хитового ужастика «Прочь» (удостоился «Оскара» за сценарий в 2018 году), исследует тему доппельгангеров в американском культурно-историческом контексте и, кажется, преуспевает не меньше. Зарубежные критики хвалят новую работу постановщика, которая за первый же уик-энд зарабатывает $70 млн в домашнем прокате (это третий результат в истории недельных сборов ужастиков в США).

Оснований к такому комплементарному отношению можно найти немало: как минимум, что у Пила удаётся сочетать развлекательное с философским, а юмористическое с пугающим и отвратительным. Второй режиссёрский проект Пила снова может претендовать на зрительскую любовь за свой нетипичный подход к созданию ужастиков, которые увлекательно, а не мучительно смотреть. Герои в его новом фильме не томятся в ожидании чудовищ, а вполне могут разрядить обстановку; сцены, какими кровавыми они ни были бы, смотрятся с широко открытыми глазами.

В первую очередь «Мы» пугают вовсе не атмосферой и не патовыми ситуациями. Страх на сей раз запрятался даже не в кино как таковом, а в чудовищной действительности, послужившей главным источником для вдохновения. Куда тревожнее понимать, что наша злость и ненависть зависит не от окружающих, не от «других», а от нас самих. Перекладывать вину на «других» в расовом, этническом, социальном понимании – проблема, вообще-то, не американская, а общемировая. Столкнуться в борьбе с собой гораздо сложнее, немыслимее и опаснее, нежели с остальными.

Другой вопрос – как развивается инфернальное второе «я» в сюжете. Складывается ощущение, что никак. За увеселительной и одновременно кошмарной обёрткой прячется непредвидимая пустота, которую так и хочется чем-то заполнить некоторым авторам очередным рациональным объяснением. Загадочный флёр из библейских отсылок (нередко в фильме встречается бессодержательная в концептуальном плане табличка «Иеремия 11:11»), кроликов и мотиваций доппельгангеров мешает разглядеть отсутствие материи. Всё показанное в фильме, безусловно, имеет своё значение, но ценность этого значения на весах кинофильма приблизительно равна нулю.

Действие у Пила лишено логического конца и вроде бы предполагает почву для вольной интерпретации происходящего. В то же время постепенно начинает казаться, что, куда бы ты ни ступил при анализе, земля под тобой всё равно провалиться. Возможно, всё потому, что настоящего баланса между развлекательным и смысловым не существует: отдавать предпочтение приходится всегда чему-то одному. У Пила основание для трактовок тоже получается мнимым: там, где всплывает проблема разобщённости, у режиссёра только эстетизация. Двойники, которые берутся за руки, могли бы стать символом современной социальной изоляции, в которой живут реальные люди, уже не способные на такую же акцию в поддержку нуждающихся, что и в 1986-ом.

Увлечённость фактурой играет с Пилом злую шутку, как бы ни относилось к его картине большинство. С одной стороны, революционизировать жанр хоррора как никогда тяжело: он давно пытается преодолеть затянувшийся кризис. С другой стороны, к Пилу, как к человеку, действительно изобретающему новое обличие для фильмов ужасов, и претензий становится больше. «Мы» не должен походить на снобистскую выходку, если это манифестация посредством искусства, и на сложносочинённую пустышку, если это легкомысленное кино с дуновением культурно-социального статус-кво.


Просмотров: 394 | Комментариев: 0
Уважаемые пользователи нашего сайта! Просим вас соблюдать правила хорошего тона, когда оставляете свои комментарии. Бесполезные и содержащие нецензурную лексику сообщения будут удалены. Пользователи, повторно нарушившие правила, - заблокированы.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.